горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Наталия Исаева

  • Я пришла в сферу секс-услуг в 16 лет. Это были 90-е, Кировоград, и денег, естественно, не хватало. Я поняла, что секс-работа может помочь закрыть ряд моих материальных потребностей. Потом поехала работать за границу – там можно было заработать больше.

Вернулась в Украину в начале нулевых. У меня тогда уже был ребенок, нужно было обеспечивать семью, и я стала работать в Кировограде на себя. Тогда у меня появился первый телефон с выходом в интернет, я зарегистрировалась на сайтах знакомств, по ночам переписывалась и договаривалась с клиентами. Это было сложное время. Я работала на нескольких работах. Например, была еще швеей на обувной фабрике.

В 1998 году, когда я была беременна, узнала о своем ВИЧ-позитивном статусе. Тогда в обществе совсем мало знали о ВИЧ. Никто не знал о лечении, отношение к людям с ВИЧ было ужасным, поэтому многие боялись признаваться в своем статусе.

После возвращения в Украину я обратилась в Кировоградское областное отделение Всеукраинской сети ЛЖВ. Они мне помогли с лекарствами. И я начала приходить туда, просто, попить чайку, поговорить. Потом стала помогать – то письмо куда-то отнесу, то еще что-то. Так и втянулась, стала их волонтером. А в 2006 году они предложили мне работу. Тогда как раз только запускались программы для секс-работников, и я начала ездить  «на точки», раздавать девушкам презервативы, консультировать их.

Как началась борьба за права

Потом мы создали в Кировограде инициативную группу секс-работников. Я консультировала не только девушек, но и их клиентов. В 2008 году я собиралась ехать на международную конференцию сети секс-работников SWAN, как раз готовилась к этому, и мне позвонил мужчина. Сказал, что ему дали мой номер, и он хочет, чтобы я его проконсультировала. Консультацию по телефону не хотел, настаивал на личной встрече. Мы встретились, я села в его машину. Когда мы выходили купить кофе, оставила сумочку на сидении, в этот момент в нее подбросили деньги. Тут же подъехал микроавтобус, из него выбежали сотрудники милиции, заломали мне руки и повезли в отдел по противодействию торговле людьми. Меня подставили – якобы я ехала с клиентом, который заплатил мне деньги.

В отделении начался прессинг, требовали, чтобы я подписала какие-то бумаги. Я отвечала, что они не имеют права так себя со мной вести, и что все должно происходить в присутствии свидетелей одного со мной пола. В итоге они продержали меня в отделении три часа, но я так ничего и не подписала. Отпуская, припугнули:

«Ты не расслабляйся, мы все равно повесим на тебя сводничество и сутенерство»

Задержание произошло с кучей нарушений, поэтому я сразу пошла писать заявление – что мои права грубо нарушили.

В это время в Вене проходила конференция по ВИЧ/СПИДу. На ней была моя коллега из Киева. Она рассказала там о том, что со мной случилось, вместе с международными экспертами они создали петицию в мою защиту. Эта петиция с международными подписями спустилась в украинское правительство и пошла по всем инстанциям – Министерство здравоохранения, МВД и пр. Поднялась большая шумиха, и я впервые оказалась с открытым лицом на пресс-конференции. Так и начался мой публичный активизм. 

В отношении тех сотрудников милиции начали внутреннее разбирательство, но все протоколы, как и сам факт задержания, исчезли. В тот момент я поняла, что нужно заниматься активизмом в контексте защиты прав секс-работниц, которые очень часто нарушаются милицией.

Я стала членом Совета директоров сети SWAN. Фонд Сороса предложил нам грант для того, чтобы мы учили других секс-работников отстаивать свои права. Мы зарегистрировали свою организацию и начали работу: фиксировали случаи нарушений прав секс-работников со стороны сотрудников милиции — сидели в засадах с видеокамерами и диктофонами, писали заявления о нарушениях в прокуратуру. Со временем милиционеры уже знали мою фамилию и знали, что есть такие активисты, которые защищают секс-работников. Стали нас остерегаться, а может даже и побаиваться. Отстаивать права секс-работниц не всегда получалось, потому что часто они сами боялись это делать, не видели смысла. Но когда все же соглашались, это давало результат.

Как устроена БО «Легалайф-Украина»

Сначала в «Легалайф-Украина» было всего три человека. Офис в Кировограде нам выделили местные депутаты. К нам приходили секс-работницы, мы консультировали их, раздавали презервативы. Уже тогда начали налаживать сотрудничество с другими организациями и вошли в состав координационных советов по ВИЧ. Со временем стали расширяться на другие области. Сейчас «Легалайф-Украина» — это более 100 человек со всей Украины. Мы охватываем 14 регионов.

Официально мы зарегистрировали организацию в 2012 году. Сначала базировались в Кировограде, но потом поняли, что все встречи и важные процессы проходят в Киеве, и переехали в столицу.

По структуре, в «Легалайф-Украина» есть члены организации с правом голоса и члены с совещательным голосом. Члены организации с правом голоса – только действующие или бывшие секс-работники. Только они могут быть избраны в Правление и только секс-работники могут решать, куда мы движемся и чего добиваемся.

Когда мы нанимаем сотрудников, в приоритете также бывшие или действующие секс-работники. Например, если на вакансию бухгалтера откликнется бывшая секс-работница, мы отдадим ей предпочтение перед другим кандидатом.

Сейчас у нас есть восемь филиалов в разных регионах. Они занимаются защитой прав человека в контексте секс-работы. Обеспечивают доступ секс-работников к разным услугам – медицинским, социальным, правовым. Задача каждого филиала – развивать движение в регионе, сплотить секс-работников между собой, узнавать их потребности, чтобы потом доносить их на национальный уровень.

Деятельность в рамках адвокации декриминализации

Амбициозная цель «Легалайф-Украина» — добиться декриминализации секс-работы: отменить 181-1 статью Административного кодекса «Занятие проституцией», внести изменения в уголовные статьи, чтобы секс-работники могли объединяться и безопасно работать. Дело в том, что по закону сейчас, если две секс-работницы работают в одном помещении, одну из них могут привлечь к ответственности за сводничество и содержание мест разврата. Мы хотим, чтобы секс-работницы были защищены и признаны как трудящиеся со всеми социальными гарантиями, которые есть в других сферах.

Сейчас «Слуга народа» готовит законопроект по секс-работе. В нем – жесткие требования, чтобы все секс-работники проходили регулярные принудительные обследования на ВИЧ и другие инфекции, передающиеся половым путем. Если инфекций нет, они допускаются к секс-работе, но только после обязательной регистрации. Если есть – не имеют права регистрироваться и работать. Если кто-то решится работать нелегально, ему грозит штраф, причем намного больший, чем есть сейчас. При такой системе многие секс-работники останутся «в тени» и снова будут подвергаться давлению со стороны коррумпированных полицейских и/или бандитов. Мы вносим правки в этот законопроект, возможно, некоторые из них будут учтены. Одновременно с этим, мы работаем с другой партией и представили им наш законопроект по декриминализации.

В идеале государство должно создать условия, при которых, если секс-работник хочет сменить сферу деятельности, он может это сделать без стигмы и дискриминации. Нужно не запрещать секс-индустрию, а задаться вопросом, например, почему женщины остаются без средств? Нужно создать условия, при которых люди в этой сфере будут защищены и смогут выйти из нее без вреда для себя.

Стигма и самостигма

Гражданское общество в Украине в последние годы стало сильнее. Люди стали открыто высказываться о том, что их не устраивает во власти. Есть много подвижек в контексте защиты прав человека. Но даже для гражданского общества тема секс-работы до сих пор не очень удобна – на нее смотрят через призму того, хорошо это или плохо, морально или аморально. Но на самом деле, вне зависимости от того, чем мы занимаемся, все мы люди, и у всех есть равные права.

Мы не знаем, сколько секс-работников есть в Украине. Многие до сих пор сложно идут на контакт. Большинство не понимают разницу между декриминализацией и легализацией. Некоторые говорят: «Мне все равно, я не плачу эти штрафы», находят варианты, как избежать столкновений с полицией. Но когда начинаешь им объяснять, многие склоняются к тому, что они хотели бы декриминализации – чтобы у них был выбор, как жить, как не попасть в условия эксплуатации, и как выйти из секс-работы.

Запретить секс-работу невозможно, да и экономика от этого не улучшится. Нужно создавать условия для роста экономики. Делать так, чтобы люди понимали, зачем им платить налоги и были в этом заинтересованы.