горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

От «гребаной шлюхи» — до «Мадам Королевы»

22 Апр 2021 18:04:06
0
комментариев

Активистке Елене Еве Рейнаге десятилетия грозили аресты, изнасилования и жестокое обращение. Но она не перестанет организовывать и обучать мир правам секс-работников, —

историю борьбы секс-работницы за свои права и права секс-работников рассказала Софи К. Роза — писательница и журналист-фрилансер, занимающаяся феминистскими журналистскими расследованиями.

Впервые Елена Ева Рейнага была арестована как секс-работница в 1976 году, во время военного переворота в Аргентине. Она находилась под стражей почти 100 суток. Камера, вспоминает она, была «на двоих, с туалетом, а точнее ямой — с тараканами и крысами».

Столкнувшись с постоянными преследованиями со стороны полиции, жестокостью и арестами, Рейнага прекратила работу в секс-индустрии до начала 1980-х годов, до той поры «когда в страну вернулась демократия», — сказала она мне. «Но, — добавила она, — демократия вернулась не для нас».

Криминализация секс-бизнеса в Аргентине означала, что, в случае обнаружения, секс-работникам грозит «тюрьма на 21 день или оплата около 700 долларов в неделю, чтобы полиция не забрала вас», — сказала она.

Именно в тюрьме вместе с другими секс-работниками в 1994 году Рейнага решила основать политическую организацию. 

«Мы устали от насилия и несправедливости со стороны полиции, и увидели, что ни одна правозащитная организация не собирается заниматься нами. Итак, наша организация начала формироваться в тюрьме».

Эта организация стала первым профсоюзом секс-работников в Аргентине — Ассоциацией женщин меретрикс Аргентины (AMMAR), которая присоединилась к Центральному профсоюзу аргентинских рабочих в 1995 году. С тех пор она стала мощной политической силой в стране, хотя Рейнага открыто говорит о проблемах, с которыми они столкнулись.

«Я не умела читать и писать, я не знала, как назначать встречи с политиками», — говорит Рейнага о первых днях своей активной деятельности. 

Поэтому она стучалась в двери законодателей. А когда не хотели отвечать? «Я звонила другим секс-работникам, и мы стояли перед дверью, пока они ее не открывали».

Рейнага сказала мне, что активисты хотели убедиться, что власть имущие знают о репрессиях и насилии, с которыми сталкиваются секс-работники — «о взятках полиции, о том, что может случиться с нами в камерах, — в большинстве случаев это было изнасилованием».

«И когда мы подумали, что объединение защитит нас от полиции, репрессии стали намного хуже», — вспоминала она, — «потому что полиция увидела, что создание женской группы идет вразрез с их интересами».


«Они часто арестовывали меня, — сказала она, — и говорили, чтобы я перестала возиться с правами человека, угрожая, что иначе подкинут мне десять килограммов кокаина и пустят мне пулю в голову»


Елена Ева Рейнага (в центре) выступает на Межамериканской комиссии по правам человека в Вашингтоне, округ Колумбия, США, 2017. | Фото: Flickr / CIDH

Я встретилась с Рейнагой в Совете Европы в Страсбурге в прошлом году, где она выступала в одной из панелей  Всемирного форума за демократию (ВФД) 2018 года. В начале своего комментария она сказала:

«Я женщина, я секс-работник и феминистка».

Это было убедительным заявлением в контексте дискуссии, где другие участники и члены аудитории представляли аргументы против секс-работы в принципе и, казалось, пренебрегали ее опытом.

В панели, которая называлась «Борьба с торговлей людьми»Рейнага, 35 лет проработавшая секс-работником в Аргентине и Испании, была единственным человеком с опытом секс-работы. Она четко сказала присутствующим, что для того, чтобы вести эту борьбу эффективно, «нам нужно различать насилие, торговлю людьми и секс-работу».

Несмотря на это, на протяжении всего обсуждения люди продолжали объединять секс-работу с торговлей людьми, представляя секс-работников как жертв торговли людьми, нуждающихся в «спасении», а всех жертв торговли женщинами и девушками — как принужденных работать именно в этой индустрии.

Другие участники дискуссии явно смотрели в свои телефоны, пока Рейнага говорила, и неоднократно называли секс-работников «проститутками», тем самым, демонстрируя свою позицию по этому вопросу, поскольку активисты по защите прав секс-работников давно определили, почему «секс-работник» является предпочтительным термином.

Один оратор даже утверждал, что секс-работники страдают «своего рода амнезией», связанной с травмой, и поэтому не могут авторитетно высказывать свое мнение о собственном опыте.

Когда я разговаривала с Рейнагой после панели, она сослалась на аналогичный комментарий одного из зрителей о том, что секс-работники имеют «психологическую травму, сравнимую с травмой людей, переживших войну».

Размышляя над этим, она сказала мне, что на самом деле травмирующими являются бесчеловечные условия тюремного заключения и жестокое обращения со стороны полиции, а не продажа секса.

Рейнага сказала мне, что почти отказалась от приглашения выступить на мероприятии WFD. Ветеран-активистка хорошо знакома с «людьми, которые не желают слушать» секс-работников, и сказала, что ожидала, что это место не будет исключением.

«Это нормально», — сказала она, имея в виду настроения группы против секс-работы, — «поэтому каждый раз, когда мы видим такие вещи, мы стремимся стать еще более организованными, обучать людей, чтобы было гораздо больше секс-работников, которые могут говорить с открытыми лицами».

Рейнага, которой сейчас 65 лет, продолжает разъяснять людям аргументы в пользу декриминализации секс-работы и то, как криминализация делает жизнь секс-работников тяжелее и опаснее.

В 1997 году профсоюз секс-работников AMMAR в Аргентине стал членом более широкой региональной Сети женщин-секс-работников из Латинской Америки и Карибского бассейна ( RedTraSex ), соучредителем которой также является Рейнага. Сегодня RedTraSex имеет группы в 15 странах.

image1.png
Протест секс-работников в Барселоне, Испания. 2018. | Пако Фрейре / Zuma Press / PA Images

В середине 1990-х новое местное правительство Буэнос-Айреса предложило AMMAR внести свой вклад в их новый основной закон. Именно тогда профсоюз начал настаивать на отмене уголовных кодексов, запрещающих секс-работу, и добился успеха в 1998 году, когда они были отменены единогласно.

С тех пор ни один секс-работник не был задержан за продажу секса в столице. «С этого момента мы начали организовываться во всех провинциях», — добавила Рейнага. AMMAR сейчас работает в 14 из 23 провинций Аргентины.

Еще одно достижение, сказала мне Рейнага, — это работа AMMAR по ВИЧ и СПИДу. Она описала организацию с секс-работниками по профилактике и лечению и «обучение с товарищами и врачами», которые способствовали резкому снижению показателей распространенности.

Ключ к силе группы — это разнообразие женщин, вовлеченных в нее, хотя для того, чтобы добиться инклюзивности в рамках этого движения, потребовалась работа, добавила Рейнага.

Ей также «пришлось бороться с предубеждениями», и она вспомнила случай с одной активисткой, которая открылась, что является лесбиянкой, и на что некоторые из их сообщества плохо отреагировали. «С этого момента мы приступили к работе над темой сексуальности и свободы».

«Движение на высоких каблуках»

В 2007 году сеть RedTraSex опубликовала руководство для секс-работников и их союзников о том, как создавать справедливые и равноправные движения. Рейнага описала этот ресурс, названный «Движение на высоких каблуках», как «прекрасное руководство, оно похоже на нашу Библию».

Одна часть руководства посвящена гендерной идентичности. Не все феминистские движения в Аргентине или за рубежом являются транс-инклюзивными, но AMMAR — именно такое. 

«В профсоюзе наши товарищи трансгендерные женщины — точка», — сказала Рейнага. «Это не обсуждается».

Оглядываясь на свой опыт работы в секс-бизнесе, Рейнага сказала мне, что для нее секс-работа «означает возможность, автономию».

После того, как она вышла замуж в 15 лет и к 18-ти стала матерью-одиночкой, секс-бизнес позволил Рейнаге иметь дом и средства для воспитания двоих детей, и развития ее активности.

 «Я в долгу перед секс-работой… Что моя внучка сегодня ходит в университет, что она приводит студентов, чтобы они могли взять у меня интервью, что они чувствуют гордость».

«Я в долгу перед секс-работой»

Что касается глобального движения за декриминализацию секс-работы, Рейнага говорит, что ключевые требования являются общими для разных стран: чтобы секс-работа была признана работой, чтобы секс-работники имели права — и, что особенно важно, чтобы их «слушали: мы не хотим, чтобы за нас говорили, мы умеем говорить, думать и мечтать сами».

Рейнага говорит, что слишком часто люди в Латинской Америке считают Европу более «открытой», и прогресс в вопросе прав секс-работников ставит под сомнение эту идею.

С секс-работниками в Аргентине «больше не связываются», потому что они «очень быстро выходят на протест, [мы] обращаемся к средствам массовой информации, [мы] немедленно сообщаем», — сказала она. 

«Раньше меня называли «гребаной шлюхой» — теперь меня зовут сеньора Рейна [мадам Королева]».

Хотя она тоже обеспокоена тем, как недавние изменения в глобальном и региональном политическом климате могут негативно повлиять на права женщин.

«В Латинской Америке происходят прекрасные вещи, — сказала она, — но демократии очень серьезно идут вспять с такими правительствами, как правительство Болсонару, Макри, Ортеги» — называя лидеров Бразилии, Аргентины и Никарагуа, которые, как она считает, отражают возросшую популярность и мощь фашизма во всем мире.

Она предупредила, что люди в этих странах теперь «теряют права, которые мы выиграли, особенно женщины, женщины всегда в конечном итоге платят за кризис».

Оригинальная статья опубликована на портале opendemocracy.net

Читать далее!