горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

КЗоТ

20 Фев 2020 11:02:00
0
комментариев

продолжение


Это ужасное слово… — про-сти-тут-ка. «Нет-нет, кто угодно, только не моя доченька!» Подобное отрицание реальности было мне на руку: меньше вопросов — меньше лжи…


Для тех, кто не в курсе, разъясню: КЗоТ — это Кодекс законов о труде. Соблюдать его — обязанность всех, кто работает. На любой должности и в любой организации, тем более это касается  Генеральной прокуратуры, а, следовательно, касалось и меня, как штатной единицы этого учреждения…


Подошел к концу мой отпуск на основном месте работы, и пришло время принимать решение. Что важнее? Что больше нравится? Как жить дальше вообще? Что скажет мама и общество? Эти вопросы роились в моей голове и грозились разорвать мне мозг.

Понятно, что быть хозяйкой «фирмы» по предоставлению секс-услуг это не только непосредственная работа ночью, но и решение всевозможных организационных вопросов днем. Моя занятость привела к тому, что дома я почти не появлялась, придумывая для мамы все новые и новые истории. Не спорю, возможно, у нее возникали некоторые подозрения, но она упорно делала вид, что верит мне. Скорее всего, она и себе не хотела признаваться в том, что ее дочь вовсе не маленькая скромница, а … Это ужасное слово, полагаю, она сама не произносила даже мысленно — про-сти-тут-ка. «Нет-нет, кто угодно, только не моя доченька!» Подобное отрицание реальности было мне на руку: меньше вопросов — меньше лжи.

Но мама — мамой, а КЗоТ (как, впрочем, и УК — уголовный кодекс) нужно чтить. И я решила совместить одно с другим. Юная и уверенная в своих силах, я уверилась в том, что у меня получится пахать и ночью, и днем. «Как-то будет», — подумала я и вышла на основную работу.

Сказать, что мне было нелегко — это ничего не сказать. Мои перемены в образе  — новая прическа, аксессуары (мундштук и саквояж), стиль поведения — не прошли незамеченными, хотя мне и хватило ума не тащить сшитые по моим же эскизам вещи домой и, уж тем более, не одевать их на работу в прокуратуру. Все это я оставила в рабочей квартире, в кладовке, ключ от которой носила с собой во избежание недоразумений с девочками, о дневной жизни которых знала не очень много.

«Дорогуша, что с тобой происходит? У тебя очень нездоровый вид» – намекала на мои круги под глазами всевидящая начальница канцелярии — очень типичная дама, будто сошедшая с советского телеэкрана.

Но самым сложным было скрывать правду от приятельниц по перекурам. Они сразу сакцентировали внимание на тех изменениях, что произошли во мне —  я стала более обеспеченной и во мне проявились внутренняя сила и уверенность в себе. Этим дамочкам я рассказала отрепетированную дома историю о новом ухажере. С восхищенными возгласами барышни комментировали нюансы моей личной жизни.


Как надолго меня хватит? Что перевесит: воспитание или желание иметь много денег? Что важнее — копейки, заработанные социально-приемлемым способом или финансы, полученные незаконным путем? Потенциальная карьера юриста или уголовное наказание за преступление?


Да, да — такие высокопарные вопросы задавала себе 19-летняя девочка в начале «лихих 90-х».

Я перестала высыпаться, потому стала невнимательной и раздраженной. Необходимость делать серьезный выбор меня просто угнетала. С «крышей» и бывшими владельцами фирмы — Валерой и Сережей — я уже полностью рассчиталась. У нас появились постоянные клиенты и, благодаря сотрудничеству с другими такими же фирмами, процент кидалова значительно снизился. Работа уже шла по накатанной и, честно говоря, мне очень нравилось заниматься таким бизнесом…


…После долгих раздумий, я все-таки выбрала ночную работу в ущерб будущей карьере правозащитника. Написав заявление об увольнении «по собственному желанию», я потихоньку готовила маму к этой новости. Все было не так просто, ведь для нее я все еще работала обычным продавцом в ночном киоске, и это было несоизмеримо с работой в одном из органов государственной власти.

Однако, мне удалось объяснить маме свой выбор. Я сказала, что планирую в следующем году поступать в институт, а сейчас, мол, мне нужны деньги для подготовки и оплаты будущего образования. Для пущей убедительности я договорилась с преподавателем английского языка, начав действительно 3 раза в неделю приезжать к нему домой и брать уроки. У меня появились учебники и конспекты, которые я с гордостью демонстрировала маме, и она за меня искренне радовалась.

Ну, чем не отличное применение заработанных денег? Инвестиции в будущее — сейчас это так называется…

продолжение следует

читайте также
смотреть все все

Рутина

Ухажер

#Возмездие: 2014