горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Ньиредьхаза

25 Июн 2020 16:06:07
0
комментариев

Автостоп, часть 3

БУДАПЕШТ — вот, что было моей мечтой в тот момент. Реальностью же были несколько долларов в кармане…

И все же, покинув гостеприимную компанию Димы и Милана, я отправилась на автовокзал, надеясь таки добраться до Венгрии.

Оказалось, что моих скромных финансовых возможностей хватит на покупку билета до ближайшего к украинской границе города – Ньиредьхаза. Я решила, что оттуда как-нибудь уж доберусь до Будапешта. Наивная…




Из автобуса я вышла последней, догадавшись, что это конечная. Ньиредьхаза показался мне обычным городом, ничем не отличающимся от наших провинциальных городков.

— Как попасть в Будапешт?

— Мы по — русски не понимаем! – на чистейшем русском языке отвечали мне местные жители.

«Здесь можно позвонить», — прочитала я русскую вывеску у телефона-автомата. «Здесь можно переночевать», вероятно, это была вывеска дешевой гостиницы для заробитчан, снующих туда-обратно через границу.


— Дэвушка, Красавица, заходы ко мне, — слюнявый облысевший господин приобнял меня за плечи. – У меня есть вкусная еда для тебя, — настойчиво предлагал он, ведя меня, практически насильно вверх по лестнице ближайшего дома.

Я опешила и не знала, как мне реагировать, чтобы не обидеть мужчину и не нарваться на неприятности. Он усадил меня в глубокое кресло и поставил передо мной миску со спелыми помидорами. Свежие помидоры зимой  меня удивили. “Тепличные, наверное”, — догадалась я.

— Кюшай, милая, кюшай, – не унимался гостеприимный похотливец, рассматривая мои коленки под тонкими колготками (а других тогда  просто не было в продаже) и протягивая к одной из них свою полную руку. Я, ничтоже сумняшеся, резко схватила помидор и заехала ему прямо в лоб.

— Скотина! Тварь! Я к ней со всей душой, а она что? Помидором по лбу! – вопил несостоявшийся ухажер.

— Я вызову милицию и буду кричать, — этими словами я сопровождала свой спуск по деревянной лестнице на улицу.

Видимо, с помидором во все лицо ему было не комфортно и он за мной не погнался…




“И что дальше? Как попасть в Будапешт?” — размышляла я, доходя  тем временем до железнодорожных рельс.

Венгерский язык оказался совсем не похожим на славянские, которые мне хоть и с трудом, но все же легче было бы разобрать, скорее, он напоминал турецкий. Ни одна надпись вдоль дороги и рельс была мне не понятна и совершенно ни о чем не говорила.

“Hotei Rest”- моего английского хватило, чтобы понять — недалеко находится гостиница. “Переночую там”, —  решила я.

Обратившись с вопросом к портье, я выяснила, что второй язык у них – немецкий, а не английский. Роясь в подкладке полушубка, я – о, счастье! – неожиданно обнаружила у себя 100 долларов. Объясняясь с девушкой на ресепшене с помощью картинок, я поняла, что плата за ночлег составит 33 доллара в переводе с венгерских форинтов. Это было дорого, но я настолько устала, что цена меня уже не беспокоила.

“Ладно, попаду в Будапешт, а там разберусь”, — решила я, давая барышне 100 долларов одной купюрой. Взамен она дала мне ключ с массивным брелоком и сдачу форинтами. Позже, в прекрасно оборудованном в деревенском стиле номере, мне показалось, навскидку, что форинтов намного больше, чем я ожидала. “Ошиблась девушка”, —  подумала я и тут же решила, что разницу возвращать не стану: “Самой надо”.

Я приняла теплый душ и завалилась на мягчайшую перину спать. “Утром прогуляюсь по достопримечательностям”,  — грезила я, засыпая и чувствуя себя настоящей богатой туристкой.


Утром, как ни в чем не бывало, я оставила свою сумку с вещами на ресепшене и отправилась гулять. Не успела я отойти от отеля, как услышала, что меня зовут, по-английски. Это был мужчина. Портье, заступивший на смену и знавший английский.

— В чем дело? – поинтересовалась я.

— Леди, вы не оплатили номер, — ответил он.

Как выяснилось, у них было принято рассчитываться за проживание после выезда, а не до, как у нас. Это у нас вначале брали деньги, потом выдавали ключи от номера. И то, что я приняла за ошибку девушки-портье, было всего-навсего обменом валют. Именно так она меня и поняла.

К тому моменту я уже успела потратить деньги на разные вкусности и доставку ужина в номер, поэтому у меня оставалось всего 5 долларов. О Будапеште я уже забыла, рассчитывая лишь на поездку до Ужгорода.

Но тут вышла неувязка…

… Заверив портье в честности своих намерений, я оставила ему свои паспорт и сумку, пообещав до вечера найти 33 доллара и рассчитаться за ночлег.

Как быть я себе даже не представляла…




Сев на бордюр у дороги, я окинула взглядом окрестности. “Casino”, — увидела я и тут же припомнила, что “новичкам всегда везет”, а я доселе в казино никогда не бывала. Перейдя через дорогу, я оказалась в довольно респектабельном заведении без окон, где столы были оббиты зеленым бархатом, раздавался звук крутящейся рулетки и переговоры игроков в карты.

В карты я играть совсем не умела, потому подошла к столику с рулеткой. Молодой человек в белоснежной рубашке и галстуке-бабочке вежливо ко мне обратился по-мадьярски. Я не поняла ни слова. Тут мой взгляд упал на пожилую даму, седую, коротко стриженную и курящую сигарету с длинным мундштуком. «Пиковая дама» — охарактеризовала ее я. Дама, еще помня русский язык, перевела мне, что прежде чем играть, я должна приобрести жетон. Как раз ценой в 5 долларов. Что я и сделала. Дама вкратце объяснила мне правила игры, и я поставила свой жетон «на число», то есть мой выигрыш в таком случае составлял 36 к 1, что много, но маловероятно.

Число я выбрала по количеству моих лет – 20. «Двадцать!» — воскликнул крупье

Число я выбрала по количеству моих лет – 20. Те мгновения, пока крутилась рулетка, и я, и  дама завороженно смотрели на шарик.

— Двадцать! — воскликнул крупье по-русски.

Дама одобрительно мне усмехнулась. Я не стала унижать ее, отдавая ей часть выигранных фишек, что, как я узнала много позже, было принято в таких случаях. Я метнулась к кассе и обменяла все фишки на форинты, а следом – на доллары. В сумме это составило 180 долларов — хватило бы и на оплату долга в отеле, и на поездку в Будапешт.

В гостиницу я вернулась почти мгновенно. Вызвав изумление у персонала, вручила им 33 доллара и забрала свои паспорт и сумку. Полагаю, что они очень удивились той скорости, с которой я раздобыла деньги, а ведь еще утром канючила, что совсем никого не знаю не только в городе, но и во всей Венгрии.

Конечно же, после такого оглушительного успеха я вновь пошла в казино, предполагая, что выиграю еще кучу денег и поеду в Будапешт с шиком, ни в чем себе не отказывая. Но, как это часто и бывает, все оставшиеся деньги, вплоть до копейки, я проиграла и вышла из заведения ни с чем.

«Как же теперь попасть в Ужгород?»  — я лихорадочно искала решение. Идея, посетившая меня, была просто отчаянной. Не секрет, что частенько мои соотечественники пытались провезти через границу товаров больше, чем декларировали. “Коль я еду вообще без багажа, может кто-нибудь согласится захватить меня с собой из расчета, что часть товара я возьму на себя? Все законно. Никакого криминала”,  — размышляла я, ища микроавтобус с украинскими номерами.

Водитель первого же “бусика” был согласен, если я возьму на свою декларацию некие “Фёрсты”. От радости я даже не поинтересовалась, какие-такие “Фёрсты” мне предстоит везти. Утюги, электрочайники, фены либо что-то подобное. А поскольку я не спросила, то никто и не объяснял…


Венгерскую границу мы пересекали уже за полночь. Сотрудников таможни было немного или они просто ушли отдыхать.

— А, ну-ка, девушка, выйдете из автобуса! – предложил мне таможенник. – Поставьте возле себя коробки, дайте декларацию и скажите, что Вы везете?

Я не думаю, что это была спланированная акция. Парням на таможне тоже бывает скучно, и они развлекаются, как умеют. Тем более, мои виднеющиеся из-под полушубка коленки в тонких колготках, сулили ему некоторые удовольствия, если припугнуть меня как следует.

— Это утюги! – уверенно ответила я.

— Ха-ха. Не угадали. Это кофеварки! – уже смеясь вовсю, сказал таможенник и схватил меня за руку.

Стоит сказать, что перед самой моей поездкой “а есть ли в Болгарии горы?”, я купила новые часы. Маccивные такие, с железным ремешком, размер которого значительно превышал размер моего запястья. Недолго думая, я ударила нахала по лицу. С громким звуком часы упали прямо на плиточный пол таможенного пункта приема. Все, включая моего “героя”, уставились в пол, туда, где блестели разбитые часы. Поняв, что придет старший по смене и скандала не избежать, парень просто отпустил меня назад в микроавтобус со словами: «В следующий раз смотрите внимательнее, что именно вы везете».

Странная история, ведь в коробках могло быть что-нибудь запрещенное, а я, будучи наивной беспечной дурочкой, могла бы и в тюрьму за такое попасть.

До Ужгорода мы доехали без приключений и почти в полном молчании…

читайте также
смотреть все все

Компромисс

Новая работа

Новенькая