горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Обновка

17 Янв 2020 14:01:48
0
комментариев

Продолжение

… Уединившись в своей комнате, я прилегла, намереваясь выспаться после бессонной ночи. Сумбурные мысли и общее возбуждение мешали мне окончательно притихнуть. Я искала в себе чувство вины, навязываемое обществом и в литературе —  все эти рассуждения о чистоте и наивности, девственности и общей неискушённости «порядочных» девушек, рассчитывающих на удачное замужество. Я думала о том, что продавая своё тело, уже никогда не встречу того достойного мужчину, к ногам которого я могла бы сложить свою девственность и чистоту. Но, как ни парадоксально, единственное чувство вины у меня было перед мамой — потому что я обманывала ее и знала, что обман будет продолжаться… Каким может быть финал этой истории, думать не хотелось совсем.

Мой сон был поверхностным и обрывистым. Мне снились новые вещи, косметика, витрины магазинов на Крещатике, мимо которых я когда то прогуливалась: искусственный шелк, гипюровые туники, блестящие лосины, стрейчевые платья, кожаные куртки… Даже во сне мое сердце билось учащенно от предвкушения  —  теперь ЭТО ВСЕ могло стать МОИМ…


Через пару часов я встала — приняла душ с пахнущим свежестью гелем, побрила волосы на теле — везде, включая лобок (мне показалось, что голый лобок — это эротично), освежила “нужные” места дезодорантом — хороших духов у меня не было, а дешевыми я принципиально не пользовалась. Высушила феном волосы, придав им с помощью мусса «лёгкий беспорядок», челку расчесала и уложила прямо. Макияж решила пока не накладывать — решила, что накрашусь уже перед самым выходом на работу.

Мое сумбурное настроение заглушило чувство голода. На мамин вопрос: «Доченька, ты куда?», — мельком глянув на часы, которые показывали 12.45, — начало обеденных перерывов, – я на ходу сымпровизировала причину моего ухода из дома: «На свидание… Ну, с этим, новым русским из ларька – я тебе рассказывала – мы договорились  сегодня пообедать».  

— Поешь хорошо, тебе же всю ночь работать! — как обычно напутствовала меня мама.


Был отличный тёплый день, типичный для конца августа. Деревья утопали в зелени, но уже кое-где мелькали пожелтевшие ветви и все чаще на асфальте встречались сухие листья. Я была одета как обычно: зелёная трикотажная водолазка с рукавами до локтей, зелёная трикотажная юбка-шорты (то есть это были шорты с очень широкими штанинами и поэтому смотрелись как юбка). Верхняя часть одежды отлично сочеталась со спортивными туфлями на каучуковой подошве. Такая себе спортивного вида девчонка с небольшим рюкзачком спешит по своим делам.


За обновками можно было отправиться и на такси, но я решила сэкономить и ехать самым дешевым транспортом – трамваем, тем более, что я никуда не спешила. Носить при себе деньги я не привыкла, у меня даже  кошелька не было. Я была беспечна и весь свой капитал — 5 долларов и купоны я небрежно смяла и положила во внешний карман рюкзачка, расстегнуть который было элементарно — просто легонько отжать кнопку. На остановке возле ларька со всяким мелким товаром — шоколадками, напитками и сигаретами — стояли несколько человек. Я достала из рюкзачка денежный сверток, вытащила из него пару купонов и купила бутылку «Пепси» («Пепси» всегда мне нравилась больше «Коки»). Открыв крышку открывалкой, привязанной к ларьку, я сделала большой глоток. Мои мысли занял напиток — как его производят, из чего и все такое. Жидкость приятно пузырилась, я еще немного подержала его во рту и проглотила. Мне было очень радостно, я даже чуточку выпендривалась (ну, самую малость) от того, что теперь, благодаря своей новой работе,  могу пить «Пепси» сколько хочу и когда захочу.

Звеня и шумя, подъехал трамвайный вагон. Вместе с другими пассажирами я вошла вовнутрь. Людей было много, несмотря на то, что был рабочий день. «Наверное, они все в отпусках и тоже за обновками едут» — думала я, пытаясь втиснуться и найти свободное место, чтобы присесть. Мест не было, и я осталась стоять. Огляделась. Вокруг, вроде, приличные люди. Сосед справа за моей спиной вообще в деловом костюме и с галстуком. «Чиновник какой-то» — определила я. Стою, пью «Пепси». Тут ощущаю какой-то толчок. «Вагон трясет» — решила я, продолжая смотреть в окно. В эту же минуту меня будто током пронзило: «Деньги! в кармашке рюкзака!». Я резко обернулась, наткнулась взглядом на спокойное лицо «чиновника» в костюме, взялась за лямку рюкзака и повернула его к себе. Сердце ухнуло и готово было выпрыгнуть наружу: карманчик, в котором еще недавно были заработанные мною деньги, был пуст. Схватив «чиновника» за лацканы пиджака, я завопила: «Отдай мои деньги, урод!». «Какие деньги? Девушка, не приставайте ко мне. Люди! Здесь воровка!» — закричал он на весь вагон. Пассажиры начали потихоньку смещаться в нашу сторону.

— Он украл у меня из рюкзака деньги! — кричала я, залезая ему во внутренний карман пиджака.

Вагоновожатый начал притормаживать и, подъезжая к ближайшей остановке, включил запись: «Остановка Милославская, следующая улица Петра Запорожца».

Я, молнией прошерстив карманы пиджака «чиновника», извлекла свёрток с купонами. Свой свёрток. А пяти долларов не было.

— Гад, вот мои деньги! – кричала я, обращаясь к пассажирам. — А где доллары? Там были еще доллары,  — не унималась я.

Трамвай остановился. Двери открылись. «Чиновник», отдирая меня от своего пиджака, спокойно кивнул под ноги стоявших и готовившихся выходить людей:

— Вон твои доллары, я выбросил их на пол.

После секундных раздумий я опустила голову в надежде рассмотреть среди человеческих ног мои деньги. Одновременно я ослабила хватку, и «чиновник» выскочил на улицу сквозь раскрытые двери трамвая. Денег на полу, конечно, не было — это был такой воровской приём. Я выскочила из вагона следом и увидела, как парень в костюме садится в ближайшую машину, «с руки» вызвал «грача» или это были соучастники. Я так и не узнала.

Трамвай ушёл. Машина с вором уехала. Я осталась стоять на остановке, зажав в руках свои купоны. Теперь об обновках можно было забыть. Куплю новые колготки и помаду. Давно хотела коричневую перламутровую помаду. Их продавали «челноки» (люди, ездившие в Польшу, Румынию, Болгарию и привозившие оттуда косметику, нижнее белье, колготки и все такое). Я пешком вернулась на предыдущую остановку, где располагался рынок «Юность», за продуктовыми рядами были ряды с одеждой, косметикой и разными импортными штучками.


С новой помадой и колготками в рюкзачке я вернулась домой. Избежав маминых вопросов, легла спать. До 7 часов оставалось немного, и мне нужно было выспаться перед новой «трудовой» ночью…

продолжение следует

читайте также
смотреть все все

«Макаров»

Переводчица

Трудяга