горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.

ПЕРЕВОСПИТАНИЕ

20 Ноя 2020 17:11:17
0
комментариев

Днем я могла гулять во дворе не привлекая внимания окружающих. Но как только наступала ночь, я не знала куда спрятаться и что сделать, чтобы меня не трогали, но это было неизбежно.

Родственники запретили мне разговорить на моем родном языке. За два месяца, которые я провела в этой семье, я научилась немного понимать их речь, но говорить не умела.  Я осознавала, что выхода у меня нет, и мне придётся выучить этот язык. В этом мне помог мой трехлетний племянник, к тому времени мне разрешили видеться с ним, его приводила ко мне бабушка. В свои три года он хорошо знал два языка русский и свой родной.

Шло время. Муж моей сестры уехал на работу в столицу и мне стало немного спокойней. В это же время мне сообщили, что сестра меня бросила и не вернется. Как оказалось, после возвращения домой в Украину, она сразу же сбежала и никто не знает где она. Так что я должна была смириться и жить дальше пока они не решат, что со мной делать.

Так и жила, стараясь не попадаться лишний раз никому на глаза. Я нашла себе занятие, распускала старые вязаные вещи и вязала для членов семьи носки, иногда ходила с девочками мыть посуду на артизан, он находился посреди поселения, и туда сходились все женщины. Там я могла с кем-то поговорить, да, и просто сменить обстановку.


Шли дни, пролетали недели, пошел шестой месяц моего существования там. Я научилась вести себя как все женщины в этом селении и не привлекала внимания, единственное, что меня отличало от них — это цвет кожи.

В один из дней приехал их родственник, который жил в Украине, и рассказал, что моя мама передала с ним деньги, чтобы он купил мне билет и вернул меня домой.

Эта новость была самой прекрасной!  я плакала от радости —  неужели я вернусь домой, к маме?! Я не могла дождаться того дня, когда же мы наконец уедем…

Но.. накануне этого дня мне сообщили, что я никуда не еду, так как деньги на мой билет этот же родственник и потратил.

Это был очередной удар.

Мой «спаситель» уехал, а я  осталась, разбитая и опустошённая, лишенная последней надежды, что когда-нибудь смогу вернуться и обнять свою единственную родную и такую любимую маму…

У меня пропал аппетит, я перестала обращать внимание на происходящее вокруг, полностью замкнулась в себе. Спустя неделю родственники начали замечать мое поведение, оно их пугало, они думали, что я схожу с ума. Когда я это поняла, решила и дальше играть роль безумной. Мне было интересно наблюдать, что же будет дальше. Я стала разговаривать сама с собой, могла часами кружиться, танцевать, мычать под нос какие-то мелодии.  

И я таки добилась желаемого результата. Все это их не на шутку испугало, и на семейном совете было принято решение отправить меня домой.

Вот только денег мне на билет у них не нашлось. Но отсутствие денег оказалось не единственной проблемой. Мне еще не исполнилось 16-ти и ехать я могла только в сопровождение взрослого человека. Паспорта у меня не было, а было только свидетельство о рождении, и сопровождать меня в дороге тоже было некому.

Подумав, они предложили отвезти меня к поезду и сказали, что дальше всё будет зависеть только от меня: «это твой единственный шанс, и если не уговоришь проводников взять тебя без билета и документов, то останешься здесь навсегда».  

Риски были большие, но я решила использовать этот шанс, предоставленный мне судьбой.

Так я оказалась одна на перроне возле поезда в застиранной кофточке, в черной юбке ниже колен и порванных колготках, с маленьким пакетом в руках, в котором лежали только свидетельство о рождении и спортивный костюм, чтобы переодеться в поезде (за всё время пребывания в это стране я ни разу его не одевала).

Я бегала от вагона к вагону, но никто не хотел меня слушать. Проводники отправляли меня к начальнику поезда, но и там я получила отказ.

Рыдая, я побежала к очередному вагону. Мне было очень страшно, но я не могла поверить, что так и не вернусь домой.  В душе я молилась, как умела.

И Бог услышал мои молитвы.  Я заметила группу проводников, к которым еще не подходила, они говорили о чем-то своем, смеялись, и им было не до меня. Времени оставалось очень мало, поезд должен был вот-вот тронуться. Сквозь слезы я просила, объясняла, умоляла.   Наверное, меня сложно было понять, но одно они поняли, что я очень сильно хочу домой. Одна из них спросила: «Паспорт, свидетельство есть?», и запустила в свой вагон. Меня закрыли в багажном отделении, попросив не выходить, пока за мной не придут.  

Я сидела оцепеневшая, как во сне, и мысли были только о том, что я это сделала,  и что нельзя отступать. Путь предстоял нелегкий, трое суток, пять пунктов таможенного контроля, без билета, со свидетельством о рождении.

Но это будет потом, главное, сейчас я в поезде и еду домой…  

продолжение следует

читайте также
смотреть все все

ПЕРЕВОСПИТАНИЕ

ПЕРЕВОСПИТАНИЕ

ПЕРЕВОСПИТАНИЕ