горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Трассовичка

30 Апр 2020 17:04:00
0
комментариев

продолжение

Леночка, о которой я уже как-то рассказывала, была рада, что теперь работает у меня. Но тех денег, что она получала, было недостаточно для нее. Употребление наркотиков — не прихоть, однажды это становится необходимостью. Нет наркотиков — невозможно работать, невозможно работать — нет наркотиков. А у Лены, кроме нее самой, были еще и парализованные родители, которые тоже нуждались в дозе. Потому Ленок “пахала” не только на себя, но и на папу с мамой, обеспечивать которым жизненно необходимые вещества было некому, кроме нее…

Леночка была светлым солнышком, рыжим лучиком, смотрящим на мир широко распахнутыми глазами. Ее не испортили места лишения свободы, где она побывала по неосторожности. Рассказы о трассовой работе были ужасны: ночь, огни города далеко, кричи о помощи — не докричишься. Плюс поборы милиции — тоже не сахар, и угрозы отправить ее снова в колонию. В общем, Ленка боялась и всегда возвращалась ко мне на “фирму” – она была хорошенькой, а следы от уколов умело прятала.

Еще один нюанс: у нее был ВИЧ. Она знала об этом и всегда предохранялась:  мало ли что, потом беды не оберешься.

Я держала связь с ее семьей и помогала, чем могла — в магазин сходить, в аптеку.

Однажды мне позвонила ее мама: с Леной беда. Высокая температура, но ни одна больница не берет ее с такими диагнозами. Мне удалось уломать главврача местного центра СПИДа и Ленуську взяли в стационар. В состоянии жуткой абстиненции помогать там ей никто не собирался — это было давно и подобных услуг просто не существовало. Прошло три дня. Я купила все нужные лекарства и расходные материалы. Шанс на надежду был…

Вдруг звонок: мама Лены прошептала в трубку:

“Доченька моя умерла. Сделай же что-нибудь…”

Что я могла сделать?

Я понеслась в морг, чтобы все узнать на месте. Пневмоцистная пневмония. Стандартная ко-инфекция ВИЧ-позитивных людей, которые не принимают антиретровирусную терапию. К тому же, Леночка была еще и в абстиненции, что не позволило ее организму бороться.

Патологоанатом разрешил мне присутствовать при вскрытии: ее легкие почти полностью разложились — последствия добавления барбитуратов в наркотики. Она себя совсем не берегла…

Похороны стоили недешево, и у родных таких денег не было. Я все расходы взяла на себя, как будто чувствовала ответственность. Поскольку я все же не близкий родственник, в похоронной конторе пошла мне на уступки и не всучивали кучу ненужного дорогого хлама. Я заплатила лишь за гроб и все, что внутри для красоты. Леночкина мама возжелала похоронить дочь в свадебном платье. Оно уже было в наличии (а, может? —  думала она). Патологоанатом тоже был любезен, не взял с меня денег за хранение в холодильнике и переодевание из больничного халата в свадебное платье, фату и грим. В общем, в гробу Ленчик выглядела идеально.

День похорон припал на субботу. На утро. А это означало, что Ленины друзья-наркоманы не придут — будут в поисках денег и раскумарки. Нести гроб из анатомички в арендованный бусик мне помог Петя, наш водитель Степа и сам патологоанатом. Крышку гроба я волокла на себе. Тяжелая, зараза. Парализованных родителей на себя взял Ленин приятель Олег — без него бы мы не справились.

Добралась наша процессия до крематория, и тут оказалось не все так просто. Людей много, что, куда и почем тоже не ясно.

“Ссыпем пепел в банку из-под кофе” — сказала Ленина мама.

“Нет” — был вердикт из-за стойки со служащими крематория.

Только в урну, а она недешевая, даже самая простенькая. Я начала процедуру оформления, но тут выяснилось, что я не знаю дату рождения покойной.

— Так Вы что, посторонний человек? — раздался женский голос из-за моего плеча.

— Ну, как бы, да. Просто друг.

— Сколько здесь работаю — впервые вижу такое. Я — распорядитель похорон и помогу вам бесплатно, — тетка взялась за дело, и вот уже у нас на руках вожделенные бумажки и свободный зал для кремации.

Олег вытащил из бусика родителей Лены, а гроб нести взялись местные алкаши, тусовавшиеся неподалеку. Это было дешевле, чем в похоронной конторе.

Сама процедура прошла успешно. За исключением музыки: старые рок-н-рольщики родители возжелали веселую музыку. Я предварительно записала кассету с группой «Rainbow» и мне все же пришлось зарыдать из-за этого чудовищного контраста…

Трассовичка Леночка ушла от нас так же, как и жила: бодро и весело…

продолжение

читайте также
смотреть все все

Переводчица

Медвежатник