горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

ЧТО СКРЫВАЕТ СТ.301 КРИМИНАЛЬНОГО КОДЕКСА УКРАИНЫ

Рассказ женщины, осужденной на четыре года условно за несколько интимных фото в личной переписке.

Статья 301 криминального кодекса Украины звучит так: «Ввоз, изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов». Но что, собственно, можно назвать порнографией? Комментарий к данной статье звучит так: 


ПОРНОГРАФИЯ – это вульгарно-натуралистическая, циничная, непристойная фиксация половых актов, самоцельная, специальная демонстрация гениталий, антиэтичних сцен полового акта, сексуальных извращений, зарисовок с натуры, которые не соответствуют моральным критериям, оскорбляют честь и достоинство человека, побуждая недостойные инстинкты.

То есть, натуралистичный вид гениталий оскорбляет достоинство человека, что бы это ни означало.

Так в чем же на самом деле суть этой статьи и как она может повлиять на жизнь среднестатистического человека, никак не связанного с массовым порнопроизводством?

Своим опытом поделилась с нами Елена:

Меня зовут Елена. Я 12 лет профессионально занимаюсь массажем, и, так или иначе, оказываю интим услуги. И я хочу рассказать о той ситуации, в которой я оказалась.

Однажды со мной связался мужчина и договорился о массаже в четыре руки, попросил, чтобы я пригласила подругу. (Моя анкета есть на сайте знакомств, он там мне написал, всё максимально детально описывал и расспрашивал).

После массажа меня смутило, что он долго не уходит, с кем-то переписывается по телефону, и сначала я подумала, что он вызывает такси. Но когда я его провожала, ко мне в квартиру вломилась полиция с ордером на обыск. Полицейских было четыре человека, еще они привезли с собой двух женщин в качестве понятых.

То, что они сотворили в моем доме, это абсолютный беспредел: они разгромили всё, разбросали содержимое всех шкафов, просто создали неимоверный хаос.

Это было унизительно.

Потом меня отвезли в райотдел, где продержали с обеда до вечера. У меня сахарный диабет, мне было плохо, я не могла поесть и принять лекарство, плюс нервы, я уже буквально не могла говорить, а от меня требовали подписать какие-то показания.

Я потребовала адвоката, но в ответ услышала только унижения. Оперативник так на меня орал, нависал надо мной, тряс над головой какой-то книгой, что у меня было ощущение, что он меня сейчас ударит. Он кричал мне, что ты не инвалид, чтоб тебе бесплатного адвоката приглашать. (Позже он утверждал, что я его не так поняла, что нужно было просто написать письменное заявление. Свое поведение вообще отрицал).

В бесплатной адвокатской помощи женщина — консультант вместо юридической помощи сказала, а зачем Вы вообще отправляли такие фото, еще  и в Вашем возрасте, вы же уже не девочка.

Сильно улучшить ситуацию бесплатный адвокат не может, это просто наличие человека, при котором хотя бы не будут так грубо нарушать твои права. В моем случае адвокат исчез, не предупредив, и вместо него мне предоставили другую девушку, которая приходила в суд, чтоб пофлиртовать с прокурором.

Перед этим инцидентом на протяжении пары месяцев мне писали люди и просили интим фото, и предлагали благодарность за них, это вышла сумма в 1400 гривен, цветы стоят дороже.

И я, откровенно говоря, не знала, что в личной переписке двое взрослых людей не могут обмениваться теми фото, которыми пожелают.

У меня же нет никакого порнопроизводства, я просто отправила личное фото. Но мне предьявили обвиненя по 301 статье.

Массаж в четыре руки я делала со своей знакомой, и полиция хотела приписать ст. 302 и ст. 303, вовлечение  в проституцию и содержание притона соответственно. У них этого не вышло, ведь мы сделали только массаж, и это было на моей собственной  квартире.

Поэтому меня начали разрабатывать по 301 статье – из-за фото, а подругу стали шантажировать, что расскажут в школе, где учится её ребенок, что она занимается проституцией, хотя это было необоснованно,  и завести дело не было юридических предпосылок. Но она испугалась и отдала им деньги, которые они потребовали за то, чтоб этого не делать.

Свидетели в суде были абсолютно незнакомые мне люди неопрятного вида, которые даже не владели подобной лексикой, какая использовалась в переписке. Я имею основания предполагать, что они были подставными.

Ведь лично у меня была ситуация, когда ко мне позвонил наш участковый и предложил встретиться по делу. При встрече он сказал, что хочет закрыть одного парня, и попросил меня дать показания,  якобы тот у меня в маршрутке вытащил кошелек. Я сказала, что ни в коем случае делать этого не буду, если действительно есть реальный пострадавший, пусть он и дает показания.

Что касается 301 статьи, я считаю, что если это имеет отношение к эксплуатации или вовлечению несовершеннолетних, то это недопустимо и однозначно должно быть наказуемо. Но если это личная переписка людей, каким образом это вообще можно подвести под статью?


Я три года потратила на следствие и судовые разбирательства, получила четыре года условного срока.

За что я на семь лет попала под такой сильный психологический пресс? За пару личных  фото? Это слишком.

Была проведена экспертиза, что эти фото действительно порнографического характера, никто не вникал в то, что это были подставные люди. Если бы ко мне не обратились с конкретным запросом, то ничего бы не было, я лично никогда никому не предлагала свои фото, и отправила просто потому, что была такая просьба. Так полиция создала криминальное дело на ровном месте. В чем суть экспертизы и кто ее проводил, мне не объяснили, просто подшили результаты в дело.

Полицейские тратили на это государственные деньги, как будто им больше нечем заняться. Но при этом помню, у меня когда-то не приняли заявление по делу, которое предполагало криминальную ответственность, мне просто отказали.  И очень у многих  моих знакомых также есть история, когда им просто было отказано в принятии заявления. В нашем государстве полиция это просто преступники с удостоверениями.

Когда девушка оказывает интим услуги, она абсолютно незащищена. И если она попадает в сложную ситуацию, а они бывают весьма плачевные, и обращается в полицию за помощью, ей мало того, что не помогут, а еще и привлекут к ответственности для повышения своих показателей.

Я также практикую услуги со страпоном. Однажды я приехала к клиенту, который заказал эту услугу, он закрыл дверь квартиры, выбросил ключ под диван, избил меня и изнасиловал. Он угрожал изуродовать мне лицо, если я не буду исполнять все, что он захочет. Только когда он уснул, я смогла найти ключ под диваном и выбраться. 

И знаете, я не пошла в полицию, потому что боялась усугубления ситуации, ведь в первую очередь мне пришлось бы ответить на вопрос, что я там делала, а полицейские цепляются за возможность извлечь для себя пользу из подобных ситуаций. Часто специально создают провокации, а после требуют с девушек деньги за так называемое покровительство, в итоге все равно привлекают к ответственности, еще и наживаются на этом.

Эту систему нужно пересматривать, так больше не может продолжаться, сейчас двадцать первый век…

Я подала на апелляцию. Заседание отменили, меня об этом даже не предупредили. Я начала искать организации, которые могут помочь, не знаю, почему не сделала этого раньше.

И я нашла БО «Легалайф-Украина». Благодаря им я познакомилась с адвокатессой, она подала апелляцию на нарушения в расследовании, но, возможно, это стоило сделать раньше, в апелляционном суде на ход дела уже не хотели обращать внимание.

Судьи мужчины были настроены более лояльно, а вот женщина говорила о том, что в моем возрасте уже следует думать о морали.

Но это не мне должно быть стыдно за фото либо за оказание интим услуг, это полиции должно быть стыдно за то, что они подставляют людей, отбирают деньги, угрожают и шантажируют.

Я в процессе осознания того, что теперь я живу с уголовной судимостью, и мне хочется внести какой-то вклад в то, чтоб в нашей стране что-то менялось. Это грубейшее нарушение прав.

Со мной это уже случилось, но далее нужно что-то менять. Виноват тот, кого назначили. Полиция использует женщин для показателей и обогащения. А они ведь существуют на наши налоги.

В предоставлении интимных услуг нет ничего ни плохого, ни хорошего. Кто-то использует свой мозг, кто-то – тело; стоит признать, что это – работа, и что она очень тяжелая.

Законы нужно пересматривать, потому что действия двух взрослых людей не могут регулироваться государством. И моя ситуация не имеет ничего общего с общественной моралью. Мой способ жизни не несет вреда другим людям, это нельзя назвать преступлением. Во мне порядочности больше, чем в тех людях, которые меня подставили.

(Материал подготовила Ника Алмазова)