горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Наталья Исаева (БО «Легалайф-Украина») «Секс-работники не проблема торговли людьми, а часть ее решения!»

11 Июн 2020 19:06:33
0
комментариев

Перед началом очередного раунда слушаний новых законодательных инициатив гражданского общества Украины в Комитетах ВР обсуждаем с директором БО «Легалайф-Украина» Натальей Исаевой перспективы правового регулирования секс-работы в Украине, причины появления «Манифеста секс-работников Украины» и позицию сообщества секс-работников по отношению к «Скандинавской модели» криминализации покупки секс-услуг.

В начале июня 2020 года на портале БО «Легалайф-Украина» был обнародован «Манифест секс-работников Украины» в котором был значительно расширен круг тем, предлагаемых секс-работниками для общественного обсуждения. Почему вы решили опубликовать этот документ именно сейчас и почему было принято решение расширить круг проблематик правового регулирования секс-работы в Украине?

Манифест был опубликован 2 июня, в Международный день секс-работников. Это одна из четырех дат в году для мобилизации усилий сообществ секс-работников по борьбе за права человека на международном уровне.

Я бы сказала, что круг проблематик в нашем Манифесте не расширен, а уточнен. Мы в БО «ЛЕГАЛАЙФ-УКРАИНА», как и мировое движение секс-работников в целом, всегда ориентируемся на особенные потребности и проблемы, с которыми сталкиваются все секс-работники без исключения: гетеро/гомо/бисексуальные женщины и мужчины, транс гендерные люди, люди, живущие с ВИЧ или с зависимостями, коренные жители или же мигранты. Именно поэтому при рассмотрении вариантов юридического регулирования секс-работы необходимо учитывать всех, а не «забывать» в обсуждениях целый ряд категорий людей, и поддерживать стереотипное представление о том, что в секс-работе участвуют только женщины. Например, мужчин секс-работников вообще не учитывают, поскольку они не вписываются в «идеальные» представления тех, кто видит в секс-работе только форму эксплуатации и насилия над женщинами. Мужчины не соответствуют стереотипному представлению о женщине-жертве, нуждающейся в спасении и реабилитации от «проституции».

В течении последнего года в отечественных СМИ и соцсетях активно обсуждается возможность принятия Украиной т.н. «Скандинавской модели криминализации покупки» в качестве варианта правового урегулирования проблем секс-работы в Украине. В «Манифесте» нет упоминания о вашей позиции относительно этой модели. Какова позиция БО «Легалайф-Украина» по отношению к возможности подобного регулирования?

Мы выступаем категорически против уголовного преследования за покупку секс-услуг, т.е. мы против так называемой «шведской/скандинавской модели». Эта модель основана на идеологии, ложных сведениях, морализаторстве и пренебрежении здоровьем, безопасностью и благосостоянием секс-работников. Также эта модель пренебрегает нашим правом на выбор. По нашему мнению, данный подход («борьба со спросом») является ущербным.

Мы четко отделяем секс-работу, осуществляемую совершеннолетними людьми от проблем эксплуатации, торговли людьми и преступлений по эксплуатации детей.

На сегодняшний день, к нашему сожалению, уголовное преследование клиентов секс-работников стало частью новой правовой системы, предназначенной для искоренения секс-работы/торговли людьми путем «ликвидации спроса». В 1999 году в Швеции было введено уголовное преследование клиентов на фоне уже действующего уголовного преследования третьих лиц. При этом самостоятельное занятие секс-работой осталось легальным. Сегодня на многие страны осуществляется невероятное давление, чтобы они ввели эту модель, известную под названием «шведская», «скандинавская» или «модель ликвидации спроса». Вред, который эта модель приносит здоровью, правам, условиям жизни секс-работников почти никогда не обсуждается, а секс-работникам и представителям организаций секс-работников принимать участие в обсуждении не дают.

Из этого проистекают и наши требования, изложенные в Манифесте:

  • Мы, секс – работники Украины, заявляем, что мы есть. Мы добровольно принимаем решение оказывать сексуальные услуги за вознаграждение и признаем секс-работу – нашей работой.
  • Мы  утверждаем, что являемся экспертами в собственных потребностях и жизни, и мы  способны нести ответственность за свой выбор.
  • Мы требуем уважения наших прав и потребностей. Мы не требуем никаких «особых» прав, кроме тех, которые гарантированы Конституцией Украины и описаны в Международных конвенциях, ратифицированных Украиной. Права человека носят общий характер: права секс-работников — это права человека. Мы боремся за признание за секс-работниками равных прав:
  • на самоопределение и свободу распоряжаться своим телом, на выбор профессии, на труд и  объединения;
  • на неприкосновенность личной жизни и свободу от вмешательства в нее;
  • на защиту закона;
  • на свободу от насилия и дискриминации и пр.

И далее о тех группах, о которых на заседаниях по обсуждению правового регулирования в Украине практически никогда не упоминается —  о секс-работниках мигрантах и секс-работниках из среды ЛГБТ.

Любые формы криминализации секс-работы ставят мигрантов-секс-работников под постоянную угрозу насилия со стороны полиции, арестов и депортации, лишая их права доступа к правосудию.

Препятствия на пути образования и занятости в цисексистских и гетеронормативных социальных структурах часто приводят к тому, что секс-работа является одной из немногих экономических и трудовых возможностей ЛГБТ-людей. Законы, которые криминализируют секс-работу, часто используются для преследования этой группы, даже независимо от того, является ли данный человек секс-работником.

Поскольку в случае принятия «Скандинавской модели» круг криминализируемых граждан Украины будет расширен, насколько, по Вашему мнению, это может усложнить борьбу с коррупцией в Украине?

Целиком верно, круг не сужается, так как в этом случае секс-работники не смогут нанимать и привлекать менеджеров и организовать для себя безопасные условия работы, арендовать помещения. «Третьи лица» в модели «борьбы со спросом» попадают под действие уголовной статьи как сутенеры/сводники или организаторы мест разврата, а в странах Скандинавии под уголовную статью попадают еще и родственники, ведущие один семейный бюджет или же те, кто получил оплату от секс-работниц, например, за аренду машины – все данные категории также попадают под статью. В результате сегодня в Скандинавии владельцы квартир часто выгоняют секс-работников из арендованных квартир. Из-за того, что хозяева квартир боятся попасть под уголовную статью они просто вышвыривают секс-работников на улицу среди ночи, как только начинают подозревать, что за аренду квартиры деньги заработаны в секс-индустрии. Все это однозначно вредные последствия ошибочного правового регулирования, связанные с упрощенным и грубым пониманием особенностей секс-работы.

В пику заявлениям, что «шведская модель» — это необходимый и эффективный способ защиты женщин от насилия и эксплуатации, секс-работники в той же Швеции отмечают усиливающееся негативное влияние закона на собственную безопасность и благосостояние.

Относительно борьбы с коррупцией. По моему мнению, в итоге введения в Украине модели «борьбы со спросом» в нашей правовой системе коррупционная составляющая никуда не денется, так как прицел коррупции просто сместится на других возможных участников для шантажа и вымогательств.

БО «ЛЕГАЛАЙФ-УКРАИНА» последнее время активно участвует в обсуждении различных вариантов законотворческого решения проблем защиты прав секс-работников. На каком этапе сегодня находится процесс разработки нового Законодательства в этой сфере, и как вы можете оценить темпы и перспективы этой работы?

Мы, как самоорганизация секс-работников, являемся инициаторами обсуждений, нарабатываем законодательные инициативы с активным и лидирующим участием самих секс-работников, с привлечением национальных и международных экспертов, практикующих адвокатов и правозащитников. На сегодня нами проведен опрос секс-работников на предмет того, как они видят решение этой проблемы. Также мы проводили более широкие опросы, в том числе и сотрудников правоохранительных органов, о видении способов регулирования секс-работы.

Темпы и перспективы урегулирования, на мой взгляд, напрямую зависят от политической воли и признания того факта, что секс-работа таки существует, а секс-работники — это работники неформальной сферы труда. Также необходимо отдавать себе отчет в том, что ужесточением уголовных статей все неформальные работники только загоняются в теневую экономику, где резко возрастают риски попадания в руки бандитским группировкам, и как раз в этом случае секс-работники обрекаются на то, чтобы стать жертвами эксплуатации и торговли людьми.

Я хочу еще раз подчеркнуть одну простую вещь — секс-работники не проблема торговли людьми, а часть ее решения!

Подготовил: Сергей Мясоедов (УГСПЛ)

Источник: портал УГСПЛ