горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

ПРОСТИТУЦИЯ И ГОРОД — ПРОБЛЕМА «БОРЬБЫ С КОНЕЧНЫМ СПРОСОМ» В СИЭТЛЕ

14 Янв 2022 16:01:54
0
комментариев

Предлагаем вашему вниманию блог известной американской активистки секс-работницы и бывшей жертвы торговли людьми Лауры ЛеМун о проблемах правового регулирования секс-работы в городе Сиэтл. Блог был опубликован на портале издания South Seattle Emerald 18 ноября 2021 года.

В Нью-Йорке грядут перемены — меняется политика криминализации проституции, что скорее всего приведет к ситуации, которая уже существует в Сиэтле много лет. Нью-Йорк собирается прекратить все текущие и будущие судебные преследования проституток. Взамен штат планирует продолжить преследования в судебном порядке за правонарушения, связанные с проституцией, покупателей секс-услуг. Это означает, что Нью-Йорк переходит к системе криминализации проституции, которая уже много лет существует в ряде крупных городов США. Поначалу это может показаться умным, даже прогрессивным и вдохновляющим шагом — преследовать в судебном порядке только покупателей секс-услуг, оставив секс-работников в покое — но тут стоит обдумать все еще раз.

В Сиэтле существует система криминализации проституции под названием модель «Борьбы с конечным спросом», которая по сути является американской версией того, что в других странах известно, как «Нордическая модель» или «Модель равенства». На сегодня существует четыре типа глобальных правовых систем в отношении регулирования проституции: криминализация, частичная декриминализация, полная декриминализация и легализация. Криминализация — это самая распространенная система, и она существует в большинстве стран мира и, конечно же, в большей части США. В последнее время многие крупные города США начали вводить частичную декриминализацию секс-работы, при которой криминализируется покупательская сторона сделки, а сторона секс-работника — нет. Однако преступления, связанные с проституцией, такие, например, как умышленное бродяжничество, по-прежнему остаются в силе.

Полная декриминализация проституции в настоящее время присутствует только в Новой Зеландии в соответствии с Законом о реформе проституции, принятым в 2003 году. Разница между полной декриминализацией и легализацией заключается в том, что полная декриминализация отменяет наказания за X без какого-либо государственного регулирования X. Легализация же, которая в США присутствует в округах на окраинах Лас-Вегаса, означает снятие штрафов и одновременное обеспечение государственного регулирования, что также приводит к вмешательству государственных структур. Многие секс-работники, работавшие в публичных домах Невады, сообщают о несправедливом обращении и крайне стигматизирующем тестировании на ИППП, в то время как клиенты не обязаны доказывать результаты тестирования. Кроме того, у работников борделей Невады большая часть их дохода отнимается платой за жилье в дополнение ко многим сборам и долгам, которые человек несет, работая в публичных домах. По этим причинам большинство секс-работников выступают не за легализацию, а за декриминализацию секс-работы.

Лаура ЛеМун

Сиэтл начал имплементацию частичной декриминализации секс-работы в 2011 году. Многие могут подумать, что, на первый взгляд, перенос наказаний на покупателей секса, а не на проституток, — хорошая идея; однако частичная декриминализация влечет за собой множество эндемических (местных) проблем. Одной из наиболее вопиющих проблем является снижение способности секс-работников обеспечивать свою безопасность на рабочем месте. Недавний закон, о котором вы, возможно, слышали, был принят в 2018 году под названием «Закон о прекращении торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации» (Stop Enable Sex Traffickers Act — SESTA). Он был поддержан многими политическими лидерами, включая Камалу Харрис и Джо Байдена, и был подписан Дональдом Трампом, который приветствовал его как победу в войне против торговли людьми. В то же самое время, когда этот закон был принят, буквально в течение нескольких дней, ныне печально известный веб-сайт Backpage также был захвачен федералами в связи с кампанией по борьбе с торговлей людьми. Оба этих события стали возможными благодаря лоббированию очень влиятельных и богатых некоммерческих организаций, таких как Exodus Cry. Эти некоммерческие организации часто исповедуют евангелистские христианские идеалы, рассматривающие проституцию как смертный грех, а проституток — как грешников, нуждающихся в спасении. Излишне говорить, что эти организации никогда не оставляют места для идеи о том, что проституция может быть чем-либо иным, кроме торговли людьми — их позиция состоит в том, что проституция по своей сути носит эксплуататорский характер, и поэтому любая проституция является принудительной.

После принятия закона SESTA и закрытия портала Backpage секс-работники оказались в очень тяжелом положении. По данным департамента полиции Сан-Франциско, сразу после подписания SESTA торговля людьми в городе подскочила на колоссальные 177%, и секс-работа в одночасье стала намного более опасной. Эта повышенная опасность для секс-работников, которая продолжается и по сей день, имеет несколько причин. Первая: закрытие Backpage оставило большинство секс-работников без средств к существованию. Это сделало секс-работников безработными, напуганными и отчаявшимися. Отчаявшийся секс-работник — это, по определению, секс-работник, который подвергается гораздо большей опасности физического и сексуального насилия и занимается более рискованным сексуальным поведением, таким как анальный секс или секс без презерватива, чем секс-работник, который не находится в отчаянном экономическом положении.

Вторая: закрытие Backpage и двойной удар SESTA в 2018 году позволили оппортунистическим хищникам поднять свои уродливые головы, чтобы начать охотиться на секс-работников, которые отчаянно нуждались в клиентах, большинство из которых были напуганы накалом страстей. Многочисленные секс-работники сообщали, что именно в этот момент сутенеры, «полезли как черт из табакерки», чтобы предложить свои «услуги». Ни для кого не секрет, что работа секс-работника с сутенером означает меньшую телесную автономию; меньше возможности выбирать, с кем встречаться, где и когда; и большую вероятность вернуться домой с меньшим количеством денег, которые вы зарабатываете. В худшем случае сутенер — это жестокий тиран-садист, а в лучшем — ленивый эгоистичный червь, который паразитирует на трудолюбивом секс-работнике.

Сегодня в Сиэтле на частичной декриминализации можно неплохо заработать. У нас есть две программы, созданные для «борьбы» с «социальной болезнью» проституции. Схема выглядит примерно так. Как правило после ареста секс-работницы направляются в программу под названием «Выведение правонарушителей из системы уголовного правосудия при содействии правоохранительных органов » (Law Enforcement Assisted Diversion — LEAD), в то время как покупатели секса направляются в аналогичную программу по отвлечению под названием Программа ответственности мужчин «Сиэтл против рабства»  (Men’s Accountability Program through Seattle Against Slavery). Участие в этой программе стоит от 400 до 1200 долларов с каждого покупателя секса (да, они должны платить напрямую некоммерческой организации). До недавнего времени программой руководил Питер Кваллиотин (Peter Qualliotine) через Организацию жертв проституции (Organization for Prostitution Survivors — OPS) в Сиэтле, чьи сомнительные мотивы выполнения этой работы являются популярной темой для разговоров среди секс-работников и жертв секс-торговли по всему Сиэтлу. Страница Питера в LinkedIn всегда была — мягко говоря — довольно скудной в отношении справочной информации и квалификации. Он белый цисгендерный мужчина, никогда не работавший в секс-индустрии, который зарабатывает деньги и делает карьеру за счет реальных выживших, большинство из которых не являются цисгендерными белыми мужчинами.

Хотя Питер недавно оставил свою столь престижную и прибыльную должность главы программы отвлечения сексуальных покупателей округа Кинг, в городе появился новый ковбой: Эли Цукер (Eli Zucker) вместе с менеджерами НПО «Сиэтл против рабства» (Seattle Against Slavery) теперь возглавляет программу. Еще один белый цисгендерный мужчина.

Как только вы поймете, что большая часть денег округа Кинг поступает непосредственно из этой структуры частичной декриминализации проституции — что одновременно применяется и как средство заставить секс-работников поверить в то, что они подвергались эксплуатации и торговле людьми (даже если это не так), и как средство заставить покупателей секса заучить и уверовать в идеологию о том, что любая проституция это гендерное насилие — вы осознаете, что кажется, у Сиэтла есть большая проблема, когда дело доходит до того, как решаются вопросы проституции с обеих сторон.

И это только вершина проблемного айсберга. Жадность, эгоизм, безудержный сексизм и расизм укоренились в этих системах и в токсичных некоммерческих организациях, которые их поддерживают. В конце концов, от этих игр проигрывают именно секс-работники Сиэтла.

Текст Лаура ЛеМун

Оригинал второй части блога Лауры ЛеМун, посвященного работе региональных НПО, поддерживающих модель «Борьбы с конечным спросом» в Сиэтле, находится по ссылке здесь