горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

«Я обожаю Украину, и только там я хочу жить! Я обязательно вернусь»

Мира Павловская — наша активистка, подруга и мамочки троих деток — как и сотни тысяч украинских женщин, приняла решение на время войны вывезти детей в безопасное место. Сегодня они в Дании. Мы поговорили с Мирой о том, какими были для нее первые дни войны, о тяжелых решениях, о добрых людях, а также о датской медицине и программах для людей с наркозависимостью.


ДО 24 ФЕВРАЛЯ 2022 г. моя жизнь была совсем другой

У меня 3-е деток, двое живут со мной и моим гражданским мужем в Кривом Роге, одному 4-е, другому 9-ть лет. Старший девятнадцатилетний сын до войны учился и работал в Киеве.

Я работала в сфере предоставления секс-услуг. Была активисткой в БО «Легалайф-Украина», вместе с коллегами и командой самоорганизации принимала участие в правозащитных акциях, проходила обучение для активисток. Как и многие, наверное, под конец февраля, устав от холодов мечтала о том, как летом поедем с малышней к морю. Как мы будем кататься на водных горках, плескаться в море, а еще обязательно сходим в зоопарк. Но, к  сожалению, путин прошелся по моим планам и по мечтам моих детей.

Я относилась к тому проценту людей, которые были уверены, что ВОЙНЫ НЕ БУДЕТ! Поэтому я была совершенно к ней не готова, ни физически, ни морально.

ПЕРВЫЙ день войны

…Я никак не могла поверить, что это РЕАЛЬНОСТЬ! Мой мозг отказывался воспринимать эту страшную информацию. Казалось, вот я сейчас очнусь, и вокруг меня тоже все придут в себя, и все закончится, как сон…

За этим днем потянулись другие, уже более страшные. Каждое новое утро  угнетало, наваливалась депрессия, сил не было — даже  дышать стало тяжелей. В невероятном бессилии и непонимании я тонула в слезах и в ненависти к «недочеловекам», приехавшим нас «спасать».

Естественно этот ужас начал влиять и на моих деток. Мое состояние начало передаваться им — они становились более  замкнутыми, раздражительными, а еще, они стали бояться малейшего  шороха. Младший сын начал бояться спать один.

В течении дня, когда звучала  сирена, мы бежали в ближайшее бомбоубежище. Ночью, если выпадало несколько часов  тишины, я стелила матрасы в коридоре возле несущей стены, и детки засыпали там,  одетыми. Я ложилась рядом, но совсем не могла спать – только тихонько, чтобы не разбудить своих, плакала, вспоминая о той жизни, что была совсем еще недавно.

От тяжелых мыслей совершенно невозможно было избавиться. Один и тот же вопрос крутился в голове постоянно – ПОЧЕМУ?! один невменяемый придурок может, как фантиками от конфет, играть судьбами, разрушать семьи, убивать веру, просто топтать все ценное, что мы имели?!…ПОЧЕМУ мы не в силах наказать его!?…ПОЧЕМУ его нельзя поменять местами с теми, кто умирал от пыток «русского мира»?!..

С войной в мою жизнь пришли новые проблемы, в первую очередь, материальные. Мы с детьми остро нуждались в элементарных вещах – таких как, продукты питания, лекарства, средства гигиены. Я благодарю Бога и судьбу за посланную мне помощь через прекрасных людей, которые работают в БО «Легалайф-Украина». Благодаря  их поддержке, я и моя семья не остались голодными и без крыши над головой.

В  этом хаосе я очень боялась за детей. Мои милые хорошие родные люди, оказавшиеся на оккупированных территориях, рассказывали о том ужасе, что переживают они и их семьи, их знакомые и соседи! Поэтому я знала правду о том, что принесли с собой «освободители». Но до последнего, насколько это было возможно, я не хотела покидать родной дом — город, друзей, близких. Я не могла бросить старшего сына (сейчас он в территориальной обороне Киева) и мужа.

Затем в Турцию с детьми уехала моя родная сестра (у нее муж оттуда). Потом выехала моя мамочка и двоюродная сестра с сыном. Новости становились все жестче. Мое состояние с невероятной скоростью  усугублялось. Мучительно тяжело было принять решение…

Я РЕШИЛАСЬ УВЕЗТИ СВОИХ ДЕТОК ИЗ СТРАНЫ

И вот, 13 марта — я, мои детки, двоюродная сестра и любимая кошка  Маруся выехали, сначала до  Львова. Ехали в тамбуре, на сумках, потому что поезд был переполнен. Приехав во Львов, встали в очередь на бесплатный проезд до границы Польши.

Знаете, в тот момент я совершенно не осознавала до конца, что сегодня-завтра-через  неделю я уже не открою ключом родную дверь, не поговорю, глядя в глаза с любимым человеком, не встречусь со старшим сыном. Все как в тумане.

Приехали до Перемышля. Границу пересекли довольно быстро — часа 4 максимум, и мы в Польше. Дальше я совершенно не знала, куда мне направляться. Но была 100% уверенность, что Бог обязательно мне подскажет путь.

На границе польские волонтеры раздали нам все самое необходимое: воду, аптечку, влажные салфетки.  Даже моей Маруське подарили переноску, накормили и укутали пледом.

Такого количества людей я еще никогда не встречала в своей жизни. Все просто бежали вперед, как будто боясь куда-то опоздать. Ну и мы, соответственно, не отставали, казалось, эта людская волна уж точно знает, что дальше делать. Впереди стояли автобусы — были рейсы в Данию, Германию, Бельгию. Я решила, что лучше нам пока оставаться в Польше, и мы автобусом поехали на вокзал.

Вторые сутки пути подходили к концу. Начало темнеть, и это растило во  мне какой-то неведомый страх перед неизвестностью. Когда мы доехали до вокзала совсем стемнело. Я подумала, что лучше будет переночевать здесь — все-таки вокруг  люди. На переходе нам встретились три молодых человека — поляка, которые помогли нам с  вещами. Они же подвели нас к девушке — волонтеру, благодаря которой и решилась наша судьба.

Девушка помогла нам зарегистрироваться, зарядить телефоны, показала,  где туалет, где можно отдохнуть и переночевать. В большом зале вокзала в 2 ряда были  разложены матрасы, на которых располагались люди, по многим из них было видно, что они здесь уже не первый день, и вообще никуда не торопятся.

Еще было очень много волонтеров и просто людей по одному, два или три человека, которые держали в руках листы бумаги с названием страны, либо с условиями проживания. На  них я смотрела с опаской (слышала много историй и читала в Интернете о пропавших и/или обманутых беженцах).

…Я нашла, где можно взять горячего супа и чая, и только мы собрались поужинать, как прибежала наша волонтер с еще  несколькими беженцами и спросила у меня, хочу ли я, «чтобы младший ребенок в кратчайшие сроки пошел в детский сад, а  дочь в школу, пока еще есть места в датской коммуне», с которой у них договор. Мол условия проживания там просто великолепные, да, к тому же, предупредила она, «Польша уже переполнена, многих селят в  школы, цирки, спортзалы». А в Дании, по ее словам, пока еще есть места.

Я согласилась — потому что чувствовала — Бог ведет меня.

И вот, еще почти 18 часов, и мы в Дании. Слава  Богу, на третьи сутки в автобусе удалось часика 4 поспать. Выспались и детки.

ПРОГРАММА ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ ДЛЯ ЛЮДЕЙ С НАРКОЗАВИСИМОСТЬЮ И МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ В ДАНИИ

В Украине я уже несколько лет получаю лечение по программе ЗПТ. Кто знает, что это – понимает, насколько для меня было важно вовремя получить лечение в другой стране. Но в дороге я старалась не  думать об этом. Почему-то была уверенность, что все будет хорошо.

Мы  приехали в коммуну, нас встретили, я так поняла, работники муниципалитета и главные представители коммуны, напоили чаем. После они показали нам комнаты – условия, правда, оказались просто отличные. Собственный душ, туалет и комната на одну семью. Общая кухня, прачечная и  холл с огромной плазмой. В общем, жилье о котором я даже мечтать не могла.

В тот же  день я сказала, что нуждаюсь в препарате (метадон). На следующий день с утра приехала в коммуну  медсестра, и мы поехали с ней в клинику. С собой меня попросили взять упаковки от моего  украинского метадона. В клинике сделали анализ, который подтвердил наличие метадона в организме и ВСЕ! С этого момента я стояла на программе ЗПТ. Никаких украинских медицинских документов, выписок у меня не требовали. Первую неделю получала каждый день, затем начали давать с собой на сутки.

Кстати, у меня еще и тромбофлебит, так вот, мне выдают таблетки и от него.

Вообще, люди здесь незлые и все хотят как-то помочь. Никакого негатива со  стороны датчан я не ощутила. Окружающие очень дружелюбные и улыбчивые. Единственное, что для меня было не привычным, это как местные решают любые вопросы — они вообще никуда не спешат и ни о чем не волнуются. Ну, например, мой 4х летний сын заболел — температура 39, кашель, боль в горле. Мне сказали, что «скорую» можно вызвать, только если он потеряет сознание, у него будет длительная задержка дыхания и т.п. Я все же настояла на консультации врача «по телефону». Она (врач) говорила представителю коммуны, как я должна ощупать сыну живот, посмотреть горло, и все это я должна была сделать сама!

Я попросила, чтобы выписали рецепт на сироп от кашля, но мне отказали, мол, нет необходимости. Хорошо, что я захватила с собой из Украины остатки сиропа от кашля и детский панадол.  Я полоскала сыну горло тем, что смогла найти (сода и соль). Прошло еще 3 дня, сироп заканчивался, а кашель не проходил. На 4 сутки мы все таки попали к врачу, который посоветовал давать больному теплое питье (при этом, врач даже не «послушал» ребенка). Через неделю, я добилась рецепта на сироп от кашля и стрепсилс. Сейчас пьем. Короче, болеть здесь не принято, а лечиться принято не так, как у нас. Вот если температура 40 и держится более 4 дней, тогда это может рассматриваться как симптом болезни.

В общем, как и везде, есть свои подводные камни, но я очень надеюсь, что все наладится. Главное, верить в  лучшее и стремиться к  нему.

ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

Пока, до нашей Победы (а в Победе я уверена на 100%) буду искать работу в Дании. Здесь в Баллерупе много рабочих мест — буквально вчера вечером к нам (украинским беженцам) приходил знакомиться местный мэр. И он заверил, что работа найдется для всех. Потому что именно здесь не хватает рабочих на заводы (производят инсулин). Много и других вариантов. Деток уже записали в школу и садик,  так что в самое ближайшее время, они начнут их посещать.

На акции в поддержку Украины. Дания

Сейчас, пока я жду документы и вид на жительство, мы отходим от пережитого, гуляем,  знакомимся с архитектурой и достопримечательностями. Нам пообещали, что скоро мы сможем посещать бассейн и теннис…

Вернусь ли я домой? Безусловно, да.

Я обожаю Украину, и только там я хочу  жить!

Подготовила материал: Наталья Дорофеева для сайта БО «Легалайф-Украина»

Публикация интервью стала возможна благодаря поддержке Правительства Канады в рамках проекта «Голос женщин и лидерство – Украина», внедряемого Украинским Женским Фондом (УЖФ). Ответственность за содержание информации несет БО «Легалайф-Украина». Информация, представленная в статье, не всегда отражает взгляды Правительства Канады и УЖФ.