горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Борьба с торговлей людьми — это инсайдерский сговор

23 Ноя 2020 22:11:33
0
комментариев

Государства «борются с торговлей людьми», чтобы придать гуманный вид своей карательной антииммиграционной политике. Уже по одной этой причине проект по борьбе с торговлей людьми должен исчезнуть.

Борьба с торговлей людьми всегда была «инсайдерским сговором». Это верно по крайней мере в двух отношениях. Во-первых, у нас есть союз между организациями по борьбе с торговлей людьми и государственными чиновниками, которые вместе работали над интеграцией рамок политики борьбы с торговлей людьми как в международные соглашения, так и в национальные и местные законы. Этот альянс активно отклонил опасения феминисток, в том числе и секс-работников, говоривших о вреде, который обычно случается каждый раз, когда кому-то приходит в голову мысль «спасти женщин и детей». Данный альянс также отодвинул на задний план доказательства того, что меры по борьбе с торговлей людьми имеют тенденцию усиливать вред, который уже наносится иммиграционной политикой и политикой борьбы с секс-работой.

Во-вторых, есть организации, которые использовали борьбу с торговлей людьми, полученный доступ и влияние для продвижения иных аспектов их собственной повестки дня. Главными виновниками здесь являются группы, стремящиеся запретить секс-работу. Аболиционисты успешно использовали сочувствие к жертвам торговли людьми для дальнейшей криминализации секс-работы, для преследования секс-работников и их клиентов и для отказа секс-работникам в безопасных и регулируемых законом маршрутах внутренней и международной миграции. Под предлогом борьбы с торговлей людьми во многих юрисдикциях предыдущие победы секс-работников были сведены на нет, и секс-работники стали более уязвимыми для карательных мер со стороны государственных органов.

Следите за денежными средствами, выделяемыми на борьбу с торговлей людьми

Участники общественной кампании по борьбе с торговлей людьми, кроме того, еще и обогатились благодаря тому, что находились внутри процессов по организации борьбы с торговлей людьми. Они извлекли финансовую выгоду из средств, выделяемых организациями гражданского общества и правительственными учреждениями на «борьбу с торговлей людьми», и приобрели социальный капитал, установив на всю жизнь связи и сети с влиятельными и богатыми. Как продемонстрировала Синтия Энло, защита женщин и детей долгое время была мощным инструментом для получения сочувствия, денег и оружия. А борьба с торговлей людьми — действительно хорошо отлаженная машина: с 2016 года только администрация Трампа выделила около 430 миллионов долларов на «борьбу с торговлей людьми с целью сексуальной эксплуатации».

Рассуждения о «торговцах» и «контрабандистах» позволяют национальным государствам, которые иначе были бы определены как антииммигрантские, представлять себя миру спасителями и защитниками «жертв торговли людьми».

Это взаимовыгодный союз. Поток сотен миллионов долларов из Соединенных Штатов в организации, борющиеся с «современным рабством», сыграл важную роль в отвлечении внимания от государственной политики в отношении иммиграции, свободной торговли, занятости, экологии и общественного благосостояния. Разговоры о «торговцах людьми» и «контрабандистах» — это не только эффективный способ прекратить другие разговоры, это также позволяет национальным государствам, политика которых иначе определялась бы как направленная против мигрантов, экологии, женщины, рабочих, и бедных, представляться в роли спасителей и защитников «жертв торговли людьми».

Это немалая выгода для национальных государств. Посмотрите еще раз на поддержку и финансирование со стороны администрации Трампа мероприятий по борьбе с торговлей людьми, которые были отличительной чертой этой администрации. С момента вступления в должность у Трампа был назначенец на полную ставку, курирующий инициативы по борьбе с торговлей людьми, и он подписал три указа и восемь законопроектов, прямо направленных против торговли людьми. Трамп представил это как «борьбу за безгласных».

Тем не менее, «безмолвные», о которых говорит Трамп, явно не включают никого из тех, кого затрагивает иммиграционная политика Трампа, в том числе и тех, кто пострадал от фактического прекращения узаконенных маршрутов миграции в США, от введения «мусульманского запрета» (который вновь вводит расизм в Иммиграционный закон США), от запрета на получение убежища на южной границе США и от организованного отказа от потенциальных беженцев, брошенных на произвол судьбы в опасных временных лагерях в Мексике. Самое вопиющее, что забота Трампа о наиболее уязвимых не распространяется на отделение детей от взрослых, которые ухаживают за ними, в рамках проводимой его администрацией политики «нулевой терпимости» — особенно порочной тактики, направленной на предотвращение будущей миграции в Соединенные Штаты.

Активисты по борьбе с торговлей людьми также не уделяют приоритетного внимания голосам людей, пострадавших в результате проводимой Трампом политики в отношении иммигрантов. Не случайно большинство организаций по борьбе с торговлей людьми не выступают против любой из антииммиграционных стратегий Трампа. Напротив, многие поддержали Трампа и его дочь Иванку и приветствовали их инициативы по борьбе с торговлей людьми. Отмечая один из таких случаев — двадцатую годовщину принятия Закона 2000 года о защите жертв торговли людьми 31 января 2020 года, Трамп прокомментировал, что его политика была ответом на «тот уровень зла  в современную эпоху, в который нам даже возможно поверить. Уровень зла просто невероятный». Зло, которое он имел в виду, определенно не было продолжением неспособности его администрации воссоединить более 600 сотен детей, которых они разлучили со своими родителями.

То, что происходит, это противодействие торговле людьми или иммигрантам?

Есть еще одно свидетельство симбиотической взаимосвязи между программами борьбы с торговлей людьми и борьбой с иммигрантами. Примечательно, что недавняя политика, направленная на фактическую ликвидацию убежищ в США, была преобразована в гуманитарные меры, направленные на «сокращение незаконной торговли людьми, а также на борьбу с принудительной миграцией». Именно так Трамп описал свое подписание в 2019 году «двустороннего соглашения о сотрудничестве в области безопасности и миграции» с Сальвадором, а также других соглашений, подписанных с Гондурасом и Гватемалой. Эти соглашения гарантируют, что любой человек, ищущий убежища в США, который пересек границы страны происхождения беженцев, больше не будет иметь права на убежище в США.

Стратегическая привлекательность «борьбы с торговлей людьми» выходит далеко за пределы Соединенных Штатов Америки. Министр иностранных дел Сальвадора Александра Хилл оправдывала свое участие в двустороннем соглашении, ссылаясь на недавнюю гибель отца и дочери из Сальвадора, которые утонули в июне 2019 года в Рио-Гранде. Утверждая, что их смерть «ударила в самое сердце Сальвадора», Хилл заявила, что соглашение поможет Сальвадору «избежать» таких смертей. Однако эта гуманитарная риторика обеспечивает политическое прикрытие для поддержки Сальвадором усилий Трампа по дальнейшему закрытию маршрутов миграции в США, тем самым увеличивая опасность для тех, кто пытается мигрировать.

Было ли бы так же легко оправдывать или претворять в жизнь драконовские иммиграционные законы, если бы их нельзя было обелить, как гуманитарные усилия по «защите мигрантов»?

Это дает ясное представление о том, что борьба с торговлей людьми означает для национальных государств именно легитимизацию антииммигрантской политики. Перенаправление беженцев из США в Сальвадор (или Гватемалу, или Гондурас) оправдывается ссылками на «злых торговцев людьми», но они являются всего лишь декорацией, призванной отвлечь внимание от все более жесткой политики США в области иммиграции. Корыстные усилия по предотвращению передвижения трансформируются в совместный гуманитарный проект по «борьбе с торговлей людьми». Опять же, деньги смазывают колесо: хотя в настоящее время остается неясным, что Сальвадор или Гондурас получат от США для обеспечения того, чтобы беженцы не могли ходатайствовать о предоставлении им убежища. Пока что известно, что Администрация Трампа согласилась перевести 40 миллионов долларов США агентству ООН по делам беженцев для эффективного размещения мигрантов в Гватемале, включая тех, кто был депортирована из США.

Это ставит в центр внимания ключевой вопрос: как будет восприниматься усугубляющийся лабиринт иммиграционных ограничений при отсутствии мер по борьбе с торговлей людьми? Будет ли и далее так же легко оправдывать или применять драконовские иммиграционные законы, если бы их нельзя было замаскировать под гуманитарные усилия по «защите мигрантов»? Мой ответ — основываясь на моем собственном исследовании того, как риторика против торговли людьми привела к тому, что несанкционированная миграция стала более опасной и более дорогой — нет. Широкое распространение страха перед торговцами людьми является неотъемлемой частью усилий по причинению вреда мигрантам.

Заговоры в сфере борьбы с торговлей людьми

Представляя себя «спасителями», борцы с торговлей людьми завоевали престиж и авторитет в обществах, которые стали одержимы борьбой с торговлей женщинами и детьми. Неудивительно, что в разжигании этой навязчивой идеи они сыграли немаловажную роль.  Даже крайне правые теории заговора к этому моменту выскочили на передний план борьбы с торговлей людьми, чтобы вновь представиться спасателями жертв, а не теми, кто их виктимизирует.

Совсем недавно это проявилось в феномене популярности в социальных сетях инициативы QAnon, которая основана на давних опасениях по поводу существования обширной сети торговцев людьми, которые сговариваются с целью причинить вред женщинам и детям. Лозунг QAnon «Спасите детей» прямо заимствован из риторики, сопровождающей усилия по «борьбе с торговлей людьми». Действительно, использование этого слогана увеличило популярность QAnon — и, что неудивительно, популярность Трампа. Сторонники QAnon считают, что нынешний президент тайно борется с сетью либеральных голливудских знаменитостей и демократов, предположительно управляющих сетью торговли детьми. Молчаливая поддержка президентом Трампом QAnon согласуется с его собственной программой борьбы с торговлей людьми.

Если люди серьезно хотят защитить женщин и детей, им следует попытаться реформировать национальную иммиграционную политику, с тем чтобы сделать ее менее ограничительной и в меньшей степени ориентированной на депортацию или задержание людей.

Около 150 организаций по борьбе с торговлей людьми недавно осудили QAnon в открытом письме, в котором говорилось, что он искажает масштабы явления торговли людьми, а также его коренные причины. В письме утверждается, что «нам нужна политика, направленная на устранение системной уязвимости детей как перед торговлей людьми в целях сексуальной эксплуатации, так и перед принудительным трудом», и все же само письмо вновь хранит молчание, когда дело доходит до собственного искажения фактов Трампом и стратегического манипулирования концепцией торговли людьми. Понятно, что женщины и дети, о которых якобы заботятся эти организации, пострадали от политики Трампа, но при этом сами организации, подписавшие письмо, находят способы смотреть в другую сторону.

Организации по борьбе с торговлей людьми могут воспользоваться альтернативным путем. Если люди всерьез хотят защитить женщин и детей, им следует потратить свою энергию на то, чтобы реформировать национальную иммиграционную политику, чтобы сделать ее менее запретительной, менее карательной и меньше депортировать или заключать людей в тюрьмы. Вместо того, чтобы на словах говорить о системной уязвимости «жертв торговли людьми», они должны были бы приложить все свои усилия, чтобы разоблачить и бросить вызов самой логике национализма и глобального капитализма, которые мешают большинству людей безопасно перемещаться между национализированными территориями. Хотя этот путь теоретически доступен таким организациям, на практике он вряд ли будет выбран. Это означало бы прекращение взаимовыгодного альянса между организациями по борьбе с торговлей людьми и национальными государствомами, и тем самым усложнило бы весь доступ, финансовую выгоду и влияние, которые данные государства генерируют.

Давно пора отбросить все рамки борьбы с торговлей людьми, признав, что национальный пограничный контроль направлен на то, чтобы лишить людей свободы. Пограничный контроль предназначен для нанесения ущерба и направлен на уничтожение планетарной солидарности. Участники борьбы с торговлей людьми являются частью проблемы и не принимают участия в ее решении.

Текст: Нандита Шарма, для журнала Beyond Trafficking and Slavery

Нандита Шарма — адъюнкт-профессор социологии Гавайского университета в Маноаи и является директором Международной Программы Подготовки Дипломированных Специалистов в Области Культуры. Она поддерживает движения «Без границ» и тех, кто борется за всеобщее достояние.

На фото: Работа комиссии финансового сектора по вопросам современного рабства и торговли людьми, организованная министром иностранных дел Нидерландов Стефом Блоком. Встреча в Нидерландах в 2019 году.

Оригинальная статья опубликована 18 ноября 2020 на портале theopendemocracy.net