горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Борьба с торговлей людьми, полицейская деятельность и насилие со стороны государства

Какова связь между полицейской деятельностью, насилием со стороны государства и борьбой с торговлей людьми? Именно этот вопрос мы должны прояснить в сегодняшний исторический момент, когда глобальные протесты требуют справедливости в отношении жизней Черных, отнятых расистской полицией. Предлагаем вашему вниманию аналитическое исследование доцентки Государственного Университета штата Огайо Дженнифер Сачленд на эту тему.

Существует глубокая и серьезная связь между стратегиями борьбы с торговлей людьми и системами угнетения и насилия, которые присущи полиции, пограничному контролю, тюрьмам, центрам содержания под стражей и надзору. Эти системы являются источниками насилия и по-прежнему занимают центральное место в аппарате по борьбе с торговлей людьми, поскольку торговля людьми сегодня прежде всего понимается и рассматривается как проблема уголовного правосудия. Несмотря на то, что бесчисленные активисты и ученые разоблачили эти связи, наиболее распространенные подходы в борьбе с торговлей людьми по-прежнему активно полагаются на такие избыточные и несправедливые меры, как чрезмерно строгий контроль, депортации и массовое лишение свободы.

В настоящее время некоторые организации по борьбе с торговлей людьми и их сторонники  осуждают расизм, но не уделяют пристального внимания тому, каким образом их работа может косвенно способствовать расистской, антимигрантской, гетеропатриархальной деятельности полиции. Играя на широкой общественной симпатии к «современному рабству», сторонники борьбы с торговлей людьми), часто придают юридическую силу и укрепляют органы полиции и уголовного правосудия. Например, в моей местной ситуации города Колумбуса, штат Огайо, мэр Эндрю Гинтер немедленно отрекламировал Совместную Команду полиции и общин (PACT), специальную группу, созданную для борьбы с торговлей людьми, как основной позитивный пример охраны общественного порядка в общинах в рамках первого публичного ответа на массовый протест против полицейского насилия. PACT был создан в 2018 году, когда предыдущий отряд полиции был расформирован после убийства полицейскими Донны Далтон, 23-летней белой матери двоих детей.  Офицер отдела нравов Эндрю Митчелл задержал Далтон по причине приставаний к мужчине на улице. Вместо этого он заставил ее заниматься сексом, в обмен на свободу. В целях самообороны Далтон ударила Митчелла ножом в руку, за что Митчелл смертельно выстрелил в нее три раза. Митчелл уже был под следствием ФБР по обвинению в похищении, и имел по меньшей мере восемь жалоб на неправомерное поведение с 2016 года.

Похороны Донны Далтон 25 августа 2018 года

С созданием PACT произошел риторический сдвиг в сторону «более гуманного подхода к проституции.» Этот подход является результатом пропагандистской деятельности по борьбе с торговлей людьми, в рамках которой, лица (в основном женщины из числа белых), занимающиеся проституцией, рассматриваются в качестве жертв, а не преступников. Антипроституционный подход к борьбе с торговлей людьми доминирует в повестке дня защиты Огайо и это проявляется в «более мягком» подходе к полицейской деятельности. Тем не менее, этот подход не нов, поскольку он избегает того факта, что арест, задержание и уголовное преследование секс-работников и людей, вовлеченных в сексуальную экономику, по-прежнему являются основными стратегиями борьбы с торговлей людьми. Эти стратегии являются частью расистской системы слежки и чрезмерного контроля над чернокожими, коренными жителями, людьми цвета кожи (BIPOC) в США, особенно уличными, иммигрантами, квирами и транссексуалами в секс-работе. Этот так называемый более гуманный подход вовсе не де-эскалирует полицейскую деятельность, наблюдение и задержание секс-работников. Фактически, согласно полицейским данным, в период с сентября 2018 года по декабрь 2019 года PACT произвела 258 арестов. Сообщается, что число такое же, как и в прежнем подразделении полиции нравов, а исполняющий обязанности заместителя начальника полиции Дженнифер Найт заявила, что «они ожидают ареста еще большего числа женщин по мере того, как их соседи активизируют свои усилия.»

Сторонники борьбы с торговлей людьми, поддерживающие PACT, оказывают косвенную поддержку государственному аппарату, который вкладывает средства в аресты, задержания и заключение под стражу — стратегии, которые увековечивают санкционированные государством убийства, расистское насилие, сексуальное насилие и гендерное насилие.

Ужасная история убийства Донны Далтон разоблачает не просто преступное поведение одного полицейского. В ней раскрывается система способов, в которой люди, занимающиеся секс-работой (особенно на улице), малоимущие и лица, страдающие наркоманией, постоянно подвергаются уголовному преследованию, слежке и насилию. Согласно многочисленным исследованиям секс-работники постоянно боятся и подвергаются насилию со стороны полиции.  Вопиющая реальность, которую группы по борьбе с торговлей людьми зачастую упускают из виду или игнорируют, заключается в том, что полиция фактически является важным источником насилия над населением, которому она призвана служить. Это означает, что «более мягкий» подход, используемый PACT, на самом деле не уменьшает насилие со стороны полиции, потому что количество арестов такое же, если не больше чем ранее при работе отделов по борьбе с проституцией. И, тем не менее, защитники борьбы с торговлей людьми слишком часто готовы принять эту реальность, координируя свои действия с полицией и судами во имя «спасения жертв».

Поощрение подхода к борьбе с торговлей людьми, основанного на уголовном правосудии, укрепляет и активизирует деятельность полиции, наблюдения и аресты тех групп населения, которые и без того подверглись чрезмерному полицейскому контролю, слежке и тюремному заключению — чернокожего населения, коренного населения, цветного населения, иммигрантов и бедноты. Проблема полицейской деятельности, которая занимает центральное место в основной повестки дня по борьбе с торговлей людьми, также включает в себя косвенную поддержку систем угнетения и насилия, свойственных полиции, пограничному контролю, тюрьмам и центрам содержания под стражей. Миллионы людей, протестующих в США и за ее пределами, как раз и протестуют против этих систем угнетения. Тем не менее организации по борьбе с торговлей людьми зачастую не считают, что их работа пересекается с работой по борьбе с расистской полицией и массовым заключением под стражу. Здесь, в Колумбусе, департамент полиции известен своей расовой предвзятостью, чрезмерным насилием и убийствами чернокожих жителей, в том числе 13-летнего Тайра Кинга, который был застрелен в 2016 году офицером полиции CPD (Chicago Police Department). Проблема расистской полиции находится здесь, в Колумбусе, потому что она присуща этому учреждению. Таким образом, когда местные группы по борьбе с торговлей людьми безоговорочно поддерживают полицию как «партнеров», а не как институт, который нуждается в радикальной трансформации, они фактически действуют против тех, кто работает над ликвидацией насилия со стороны государства и устранением превосходства белых.  Защитники, которые вкладываются в борьбу с торговлей людьми, должны объединить свои усилия и подходы в рамках союза и солидарности с местными организациями, которые борются с террором, совершаемым в отношении чернокожего населения, а также коренного и цветного населения в результате санкционированного государством убийства, расистского насилия, а так же сексуального и гендерного насилия.

Сейчас мы находимся на важном переломном этапе, и настало время непосредственно заняться вопросами наведения правопорядка и государственным насилием, которые стоят в центре борьбы с торговлей людьми, и пересмотреть доминирующий карцеральный подход к торговле людьми. Несмотря на то, что существует обширная литература по критическим исследованиям о торговле людьми и многочисленным мобилизациям, находящимся на переднем крае борьбы с карцеральной и трансформационной справедливостью, я выделяю три важных примера, о которых все сторонники борьбы с торговлей людьми, особенно в США, должны знать и использовать для радикального переосмысления того, как подойти к работе против насилия.

Пункт первый: Цветных женщин и девушек наказывают за то, что они защищают себя от бытового и сексуального насилия

Известно, что наибольшее внимание в мероприятиях по борьбе с торговлей людьми уделяется гендерному и сексуальному насилию, связанному с принудительной секс-работой или секс-торговлей. Тем не менее, тем, кто находится в заключении, потому что они защищали себя от гендерного и сексуального насилия, уделяется непропорционально мало внимания. Усилия по борьбе с торговлей людьми должны быть сосредоточены на опыте работы с чернокожими, женщинами из числа коренного населения, из числа иммигрантов и других цветных женщин, особенно из среды гомосексуалистов и транссексуалов, опыт которых часто стирается в основных усилиях по обеспечению социальной справедливости. Принимая во внимание историю расистского насилия и сексуального террора, которым подвергалось BIPOC, борьба с торговлей людьми должна быть направлена не столько на спасение, сколько на создание антирасистских альянсов с освободительными движениями. Например, стратегии борьбы с торговлей людьми должны согласовываться с принципами и деятельностью по мобилизации усилий в интересах женщин и девочек, лишенных свободы из-за самообороны. Мы можем поучиться и поддержать Survived & Punished (Survived and Punished — американская национальная организация, управляемая добровольцами, которая проводит кампанию за отмену тюремного заключения для жертв насилия, которые защищались от нападавших), национальную коалицию выживших, организаторов, адвокатов жертв и экспертов, а также бывших заключенных. Основываясь на работе Чикагского альянса за освобождение Мариссы Александер, «S&P организует декриминализацию усилий по выживанию в семье и сексуальному насилию, поддерживает и освобождает от уголовной ответственности выживших, а также устраняет гендерное насилие, полицейскую деятельность, тюрьмы и депортации». Женщины, девочки, транссексуалы и цветные мужчины обоих полов подвергаются чрезмерному полицейскому контролю и тюремному заключению, поскольку их тела криминализированы. Если эта проблема не находится в центре того, что сторонники борьбы с торговлей людьми стремятся искоренить, то их работа будет способствовать не прекращению, а увековечению гендерного и сексуального насилия.

Пункт второй: Карцеральные подходы к соблюдению прав человека увековечивают насилие со стороны государства

Аргумент против карцерального феминизма давно выдвигается многочисленными учеными и активистами. Тем не менее, основные проекты по борьбе с торговлей людьми спонсируемые государством и некоммерческим сектором по-прежнему уделяют основное внимание поиску жертв и преследованию преступников. Этот подход предполагает, что арест и судебное преследование за преступления, связанные с торговлей людьми, не только повлечет за собой наказание преступников и обеспечит правосудие в отношении жертв, но и приведет к сокращению торговли людьми. Эта логика ошибочна во многих отношениях, в том числе в том, что она усиливает использование полиции и тюрем, которые являются источниками систематического и системного насилия. Логика карцеральных прав человека также предполагает, что справедливость для жертвы зависит главным образом от вреда торговли людьми, а не от системного расизма, бедности, гетеропатриархального уклада, трансфобии и превосходства белых. Это со всей очевидностью проявляется в случаях торговли людьми и сексуального и гендерного насилия в отношении женщин и девочек из числа коренного населения. Местные юристы, адвокаты и другие представители коренных народов вели длительную борьбу с правительством США за суверенное право коренных племен преследовать в судебном порядке случаи сексуального и гендерного насилия, которые имеют место на племенных землях. Средства судебного преследования в федеральном суде в случае торговли людьми не устраняют корни гендерного и сексуального насилия в отношении женщин и девочек из числа коренного населения — колониализма поселенцев. По словам юриста и адвоката Сары Дир, колониализм ввел изнасилование в качестве средства уничтожения коренных народов. Например, Восстание племен Сиу (Sioux Uprising) в 1862 году было связано с тем, что государство белых поселенцев не расследовало случаи сексуального надругательства белых мужчин над индейскими женщинами. Эта история находит современное проявление в том факте, что племенные суды не обладают полной юрисдикцией для судебного преследования или принятия решений, ориентированных на интересы племени, в сфере гендерного и сексуального насилия на племенных землях, когда виновными являются лица, не являющиеся индейцами. Это означает, что лица, виновные в совершении преступлений, не связанных с применением пыток, действуют безнаказанно. Таким образом, сексуальное и гендерное насилие в равной степени касается как индивидуального акта, так и логики поселенцев, которая позволяет существовать этой безнаказанности. Существует много проблем и вреда, связанных с карцеральным ответом на гендерное насилие, и продолжающееся нераскрытое насилие со стороны государства-захватчика является лишь одним из них.

Третий пункт: Торговля людьми неотделима от ненадежного и эксплуататорского труда

Вред, насилие и эксплуатация торговли людьми — это не отклонение от норм неолиберального капитализма, скорее он к этому предрасположен изначально. Пропаганда борьбы с торговлей людьми мало учитывает и еще меньше критикует структурное насилие неолиберального капитализма, которое увековечивает эксплуататорский труд, особенно гендерный и расистский труд мигрантов. Работа по борьбе с торговлей людьми должна быть сосредоточена на декриминализации мигрантов и мобильности, демилитаризации границы и упразднении иммиграционных центров содержания под стражей.  Политика респектабельности, которая окружает пропаганду противодействия торговле людьми в Соединенных Штатах, не только создает узкий и проблемный нарратив «идеальной жертвы», но и ограничивает способы, с помощью которых борьба с торговлей людьми может быть согласована с организациями по защите прав мигрантов. Коалиция Трудящихся Иммоколе (Immokolee Workers — Находящаяся в Иммокали, штат Флорида, Коалиция работников иммокали — это правозащитная организация, основанная на трудящихся, получившая международное признание за достижения в области социальной ответственности, торговли людьми и гендерного насилия на работе) — это организация, получившая широкое признание за работу, связывающую права мигрантов, трудовую эксплуатацию и торговлю людьми. Однако еще многое предстоит сделать, чтобы переориентировать пропаганду борьбы с торговлей людьми на борьбу с насилием, которое коренится в наших экономических системах, а не является их аномалией.

По мере того, как тысячи из нас выходят на улицы и активизируют усилия по прекращению расистского полицейского насилия и ликвидации превосходства белых, те, кто вкладывается в дело борьбы с торговлей людьми, должны внимательно следить за риторикой, институтами и опытом, в которые они вкладывают свои силы. Суровая правда состоит в том, что те же самые системы расизма и насилия, которые многие теперь осуждают во имя #BlackLivesMatter, на самом деле являются теми же системами, которые защищены и увековечены с внутренней стороны программ борьбы с торговлей людьми.

Текст: Дженнифер Сачленд, доцентка Государственного Университета штата Огайо по тематике «Женские, гендерные и сексуальные исследования»

Опубликовано на портале организации Global Alliance Against Traffic in Women