горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Что стоит за созданием национального большинства за декриминализацию секс-работы в США. Аналитическое исследование. Часть 1

Последний национальный опрос в США показывает, что на сегодняшний день в стране за декриминализацию секс-работы выступают более половины избирателей. Что это означает? На что может повлиять? Как активистам за декриминализацию секс-работы удалось добиться столь поразительного успеха? Редактор аналитического журнала The New Republic Мелисса Гира Грант попробовала ответить на эти вопросы.

Когда у людей появляется реальная возможность рассказать о том, в каком мире им хотелось бы жить, они склонны описывать его похожим образом: безопасность для себя и своей семьи, достойная работа, доступ к качественному здравоохранению. С такой точки зрения все почти интуитивно укладывается в «левую» идеологию. Это означает, что реальная проблема с помощью людям заключается не столько в самих процедурах и политиках, сколько в том, что для достижения результата необходимо уходить от того, что, как нам внушают, реально и возможно. Мы видим огромный разрыв, когда речь заходит о сопоставлении того, что люди хотят, с законами и политиками, которые могут с этим фактически что-то сделать и поменять ситуацию к лучшему.

В течение длительного времени подавляющее количество нарратива о секс-работе и торговле людьми почти не имело отношения к жизни реальных секс-работников и жертв торговли людьми. Это была одна и та же история, рассказанная снова и снова — о героических полицейских и развратных мужчинах, о девушках, выставленных на продажу, о сутенерах на парковках продуктовых магазинов, о монотонных моральных нравоучениях в вечерних новостях. Все это постепенно выстраивало правила дискуссии: быть против насилия означало быть за систему и институты (принудительное законодательство, царство тюрем, извечный капитализм), которые сами по себе были источниками насилия и эксплуатации. Таким образом, задача активистов защиты прав секс-работников все это время заключалась в том, чтобы выйти за рамки исправления дезинформации направленной на окружающих и создать сообщество сознательных граждан.

Для достижения этой цели нужно было потратить много сил на кропотливую и трудную работу, но результаты этих усилий уже видны в изменении настроений людей по итогам последнего опроса компании Data for Progress, который показал, что полную декриминализацию секс-работы на сегодня поддерживают почти две трети демократов, а также две трети всех избирателей до 45 лет. Из числа избирателей других партий незначительное большинство — 52 процента — заявили, что они «в некоторой степени» или «решительно» поддерживают декриминализацию секс-работы.

По итогам опроса стало понятно, что декриминализация секс-работы также популярна, как и другие, якобы вызывающие споры политические вопросы (такие как Medicare for All), которые на самом деле очень интересуют людей, если только избирателей спрашивают о них таким образом, чтобы это не вызывало их внутреннего отторжения.

Новый опрос предоставляет первый в своем роде национальный срез этой проблемы, и фактически готовую модель для организации левых, которая могла бы помочь их партийной работе превратить подобные данные в социальные изменения. Именно защитники прав секс-работников увидели этот путь.

Дискуссия вокруг секс-работы не является новой прогрессивной проблемой. Движение за права секс-работников появилось в Соединенных Штатах в 1970-х годах наряду с женскими движениями за освобождение и движением за свободу геев. Тут нужно отметить, что секс-работники всегда добровольно помогали развитию своего движения наличными деньгами. Лидеры Движения Сильвия Ривера и Марша Джонсон «занимались секс-работой, чтобы заботиться о сообществе», — сказала мне ЛаЛа Заннел, менеджер Американской кампании за справедливость в защиту прав человека. «Это часть нашей истории. Это часть истории этой страны».

Начало формирования общей платформы

Однако только в последние годы движение за защиту прав секс-работников было признано пересекающимся с другими движениями и попало в фокус серьезного общественного внимания. Профессиональный адвокат и организатор Black Youth Project 100 Нения Амуче сообщила, что они видели эти сдвиги начиная с 2014 года: «У нас было «Движение за жизнь черных», которое прямо разоблачало полицейское государство США за систематические нападения, преследования, лишения свободы и убийства чернокожих». (Сегодня BYP100 является частью DecrimNow в Вашингтоне) Затем был суд над бывшем офицером полиции Оклахома-Сити Даниэлем Хольцкловом, добавила Амуче, который был признан виновным в многочисленных случаях изнасилований и сексуальных посягательств. Его защита утверждала, что женщины, на которых он нападал, не заслуживают доверия, поскольку они были наркоманками и секс-работницами. Именно поэтому он мог неоднократно нападать на них в первую очередь: они были криминализованы. И они были чернокожими женщинами.

Люди в сообществах все чаще устанавливают связи друг с другом, чтобы противостоять полицейскому произволу, сказала Amuchie: «Правительство  тратит очень много денег на спец операции под личиной обеспечения безопасности секс-работников. И в нашей коалиции есть много чернокожих женщин, особенно чернокожих транс-женщин, которые пострадали из-за этих операций, подвергаясь преследованиям и нападениям со стороны полицейских». (Опрос Data for Progress уже показал, что подобные действия властей стали непопулярными, поскольку только 35% респондентов поддерживают финансирование такой политики, нацеленной на преследование секс-работников).

«За последние два года агитации за декрим мы общались с сотнями и сотнями людей», — сказала Амуче. «Подавляющее большинство из них — чернокожие люди в округе Колумбия… и в подавляющем большинстве случаев, когда мы говорим с людьми у дверей или на автобусной остановке, или где бы то ни было, черные люди поддерживают декриминализацию секс-работы. Причина в том, что черные люди видят, как полиция ведет себя с их сообществами».

Стоит отметить, что опрос Data for Progress также повлиял на то, как люди общаются друг с другом на тему декриминализации, поскольку, например, перед тем, как ответить на конкретный вопрос о декриминализации в новозеландском стиле, респондентам она была подробно объяснена: «Это сняло бы уголовное наказание для взрослых за продажу и оплату секса по обоюдному согласию, одновременно эта модель поддерживает законы, криминализирующие насилие». Респондентам сообщили, что эта правовая модель поддерживается международными правозащитными группами, такими как Amnesty International и Human Rights Watch, а также Всемирной организацией здравоохранения.

Декриминализация также поддерживается в США ACLU (American Civil Liberties Union — Американский союз защиты гражданских свобод), Центром по конституционным правам, национальным центром Mijente, Национальной целевой группой LGBTQ, BYP100, сообществом If / When / How, Женским маршем и двумя дюжинами других правозащитных групп, которые подготовили совместную политическую платформу, которая, в сочетании с новыми данными опроса, детализирует, что они подразумевают под декриминализацией секс-работы в США.

Защитники прав секс-работников агитируют в пользу избрания члена Ассамблеи штата Нью-Йорк Джулии Салазар, поддержавшей декриминализацию секс-работы в августе 2018 года. (фото Скотт Хейнс)

Поддержка со стороны этих групп в сочетании с работой на уровне сообществ, проводимой по всей стране, может помочь противостоять хорошо знакомому разделению, так как одной лишь информации и свидетельств недостаточно для того, чтобы переубедить большинство людей. Всегда есть исследования, которые указывают на недостатки нынешних систем: как, например, исследования о том, что кампании по борьбе с торговлей людьми на самом деле не уменьшают насилие; или о том, что нынешняя коммерческая система здравоохранения заставляет людей нормировать предоставляюемую помощь или вообще обходиться без нее; или о том, что насилие со стороны полиции является опасным для психического здоровья нации — однако активистам очень трудно прорваться через хорошо финансируемые, многолетние информационные кампании, которые скрывают эти недостатки.

«Вы не можете просто декриминализировать продажу секса», — утверждает стратег кампании Trans Transition Campaign в ACLU Анна Дардик комментируя итоги опроса за просьбе The New Republic. «Вы также должны не упустить из поля зрения и декриминализировать покупку секса — обе стороны сделки, иначе вы не получите преимуществ от декриминализации».

А преимущества декриминализации уже ясны и очевидны в национальном масштабе поскольку, как только полиция загоняет секс-работу в подполье, обзор PLOS Medicine обнаруживает, что секс-работники чаще сталкиваются с насилием со стороны клиентов и партнеров. Медицинский журнал The Lancet поддерживает декриминализацию, потому что он обнаружил, что может остановить новые случаи заражения ВИЧ на целых 46 процентов. Секс-работники в Новой Зеландии сообщают, что после декриминализации легче отказываться от клиентов и оспаривать оскорбительное обращение.

Вторая часть исследования доступна по ссылке

Подготовила Melissa Gira Grant

Опубликовано 30 января 2020 года на портале The New Republic