горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Как различные законодательные подходы влияют на секс-работников

31 Янв 2020 17:01:49
0
комментариев

Проституция / секс-работа является стигматизированной общественной проблемой, по которой всегда возникали споры и дискуссии. Отсутствие последовательности в международных подходах к оценке проституции как явления, говорит о ее противоречивой природе. В целом эта практика ассоциируется с передачей заболеваний, торговлей людьми и различными видами преступной деятельности. Во всем мире насчитывается более 42 миллионов секс-работников. Из них 80% — женщины, поэтому проституция преимущественно рассматривается как гендерная проблема.

Дискурс вокруг проституции разделился на две точки зрения: одни утверждают, что проституция является эксплуатацией, другие, что проституция является законной работой и должна быть признана таковой. Последнюю позицию занимают либеральные феминистки, которые утверждают, что проституция расширяет возможности труда, что может быть выгодно как женщинам, так и мужчинам при определенных условиях. Радикальные феминистки утверждают обратное, делая вывод, что проституция является средством для насилия над женщинами.

Конвенция Организации Объединенных Наций 1979 «Про ликвидацию всех форм дискриминации  женщин» активно использовала аргументы радикальных феминисток, призвав государства «принимать все соответствующие меры, включая законодательные, для пресечения всех форм торговли женщинами и эксплуатации проституции женщин». Впоследствии «ООН-женщины» (структура ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин) стала придерживаться более либеральной точки зрения на проституцию, введя в оборот термин «секс-работа». Однако организация сохраняет эксплуатационную коннотацию профессии и сохраняет нейтралитет в этом вопросы, не призывая ни к декриминализации, ни к легализации проституции / секс-работы. Это расхождение во взглядах в структуре «ООН-женщины» отражена в международном законодательстве, когда страны применяют различные варианты подхода к контролю за проституцией; криминализация, легализация и декриминализация.

Криминализация

Криминализация делает проституцию незаконной в соответствии с положениями национального уголовного кодекса. Целью криминализации является снижение доступности проституции путем запрета деятельности некоторых или всех сторон, вовлеченных в торговлю. Криминализация может быть разделена на три подкатегории; «Запрет», аболиционизм и нео-аболиционизм (называемый еще как нордическая / шведская модель).

Первое — «запрет» — запрещает все формы проституции через уголовное право и правоохранительные органы. При таком подходе проституция рассматривается как унизительная профессия, которая противостоит основам человеческой достоинства. Запрет был принят большинством штатов США, а также странами Ближнего Востока.

Второе — аболиционизм — направлен на ограничение проституции путем наказания всех связанных с ней видов деятельности, таких как сутенерство, содержание борделей и сводничество, в отличие от самой проституции. Этот метод требует запрета на публичные ходатайства, признавая негативное социальное влияние открытой практики профессии.

Третье — это нео-аболиционизм или нордическая / шведская модель. Нео-аболиционистский подход отличается от аболиционизма криминализацией покупки сексуальных услуг. Логика нео-аболиционизма заключается в том, чтобы снизить спрос на проституцию, ориентируясь на криминализацию покупки услуг. Эта модель была принята в таких странах, как Мартиника, Белиз, Канада, Исландия, Северная Ирландия и Ирландия, и предполагает, что сокращение спроса на секс-работу ограничит предложение секс-услуг. Однако, падение спроса иногда заставляет женщин снижать цены или обращаться за помощью к третьим сторонам для приобретения более широкой клиентуры. Кроме того, согласно этой модели, клиентура сводится к людям, которые готовы нарушить закон, что может дать повод к столкновениям между покупателем и продавцом с высокой степенью риска или насильственными действиями.

В конечном итоге, криминализация рассчитана на то, что страх перед арестом будет удерживать людей от входа в отрасль и участия в ней. Однако, мало доказательств, подтверждающих эффективность трех подходов криминализации. Во многих случаях криминализация проституции создает больше проблем, чем решает. В соответствии с моделями запретов и аболиционизма, когда женщины обвиняются в проституции или преступлениях, связанных с проституцией, их штрафуют или арестовывают. Вместо того, чтобы выступать в качестве средства предотвращения, наказание в виде штрафа или ареста может еще больше способствовать проституции. В большинстве случаев, когда женщины обременены штрафом, они продолжают заниматься проституцией, чтобы оплатить штраф, а когда обвиняются в совершении преступления, судимость ставит под угрозу возможность трудоустройства в будущем, что заставляет женщин оставаться в индустрии.

Криминализация проституции также делает женщин более уязвимыми в плане жестокого обращения со стороны правоохранителей. Например, в Камбодже сотрудники полиции использовали Закон о пресечении торговли людьми и сексуальной эксплуатации для эксплуатации и надругательства над секс-работниками. Полицейские часто используют запрет «вымогательства» как повод для публичного преследования и придирок к проституткам. В некоторых случаях секс-работники были вынуждены платить взятки, чтобы избежать ареста, или подвергались изнасилованию сотрудниками полиции после задержания.

Легализация

Легализация рассматривает проституцию как законную профессию только при оговоренных государством условиях. Секс-работникам разрешается продавать сексуальные услуги только в соответствии с правилами, которые регулируются трудовым, уголовным и другим законодательством. Типовые правила включают обязательные проверки здоровья, разрешения на работу и соблюдение зон лицензирования / толерантности. Легализация принята в таких странах, как Нидерланды, Германия, Австрия, Греция, Турция, Сенегал, США (штат Невада) и в некоторых штатах Австралии.

Легализация, однако, часто предполагает очень строгий контроль. В Нидерландах проституция является законной, но правительство накладывает строгие правила на отрасль, такие как контроль над борделями, обязательная регистрация и проверка данных владельцев и операторов. По голландским законодательством бордели должны соблюдать правила техники безопасности. Многие критикуют, что эти требования дорогостоящие и привели к тому, что индивидуальные секс-работники и мелкие операторы были вытеснены из бизнеса, что позволило большим борделях монополизировать отрасль. Хотя регулирование приносит пользу секс-работникам голландской национальности, отвечающих требованиям регистрации, однако те, кто не соответствует — в основном иммигранты или женщины в уязвимом положении — вынуждены в этой ситуации работать нелегально, в результате чего оказываются более склонными к риску.

Декриминализация

Декриминализация рассматривает проституцию как легальную профессию, отменяя все законы, которые криминализуют проституцию и другие аспекты торговли. Главное отличие между легализацией и декриминализацией заключается в отсутствии нормативных актов и законов, специально разработанных для проституции. Как и любые другие работники, секс-работники должны соблюдать стандартные правила и законы, например, они обязаны платить налоги. Цель декриминализации — не дать секс-работе уйти в подполье, предоставляя секс-работникам те же права, что и другим работникам. Декриминализация была осуществлена в таких странах, как Новая Зеландия, Кабо-Верде и в двух австралийских штатах.

Большинство секс-работников высоко оценили подход Новой Зеландии к секс-работе, считая, что их законы предоставляют профессии ту легитимность, которую она заслуживает. В 2003 году в Новой Зеландии был принят Закон о реформе проституции, который, помимо прочих положений, позволяет женщинам работать в группах для большей безопасности и требует лицензий от любых сторонних операторов. С момента его принятия 60% работников секс-бизнеса чувствовали себя более склонными к отказу от клиентов, а 95% считают, что их права защищены лучше. Но также есть мнение, что опыт секс-работников Новой Зеландии не может быть репрезентативным для всего мира.

В марте 2020 ООН проведет ежегодную конференцию Комиссии по положению женщин, а затем два форума по вопросам равенства (Generation Equality forums), которые пройдут в мае в Мехико и в июле в Париже. Сейчас «ООН-женщины» формируют консультативную группу для проведения дебатов по реформированию политик в 2020 году. Поскольку 15% заявок на участие в дискуссии уже поступили из США, есть опасения, что эта панель не будет репрезентативной для решения глобальных проблем, связанных с проституцией. Чтобы способствовать гендерному равенству, будущие дискуссии, связанные с этой проблемой, должны быть сосредоточены на предоставлении большего количества прав секс-работникам и должны быть обеспокоенными по проблемам обеспечения равных экономических возможностей для женщин.

Автор текста: Емили Муллин

Опубликовано 20 января 2020 на портале theowp.org

На фото – женщины в борделе в Неаполе в 1945-м году