горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Права, спасение и сопротивление в глобальном движении за права секс-работников

Права секс-работников постепенно приобретают в мире все большее признание, но слишком многим для выживания все еще приходится жить с опущенной головой.

На протяжении последних двух десятилетий движение за права секс-работников значительно выросло. За это время секс-работникам удалось организовать кампании с требованием признания секс работы как труда; кампании по борьбе со стигмой, дискриминацией и всеми формами насилия, в том числе со стороны правоохранительных органов; удалось улучшить условия труда; провести кампании по лоббированию полноценных социальных и трудовых прав; они активно выступали за декриминализацию секс-работы и организовывали предоставление коллегиальной поддержки и услуг. Многие организации секс-работников в это же время организовывали и поддерживали секс-работников-мигрантов, пытаясь решить конкретные проблемы, с которыми они сталкиваются, такие как расизм и ксенофобия, уязвимость из-за их им/миграционного статуса и отсутствия доступа к медицинским услугам, уязвимость к эксплуатации и насилию, риски задержания и депортации.

С 1990-х годов секс-работникам также приходилось бороться с расширением глобальной «индустрии по борьбе с торговлей людьми» с ее сильным противодействием борьбе секс-работников за свои права, уголовным правосудием и программами пограничного контроля. Например, организации секс-работников в Испании, Таиланде и Индии указали в недавнем отчете Глобального альянса против торговли женщинами, что торговля людьми была «проблемой, которая была введена [или в действительности — навязана] извне самой отрасли, силами, движимыми моралистической аджендой». Во многих странах политики и меры по борьбе с торговлей людьми были нацелены именно на секс-работников с очень пагубными для них последствиями.

Это приняло форму усиления полицейского надзора за секс-индустрией; участились рейды в учреждениях секс-бизнеса; принудительное содержание в реабилитационных центрах; аресты и судебное преследование секс-работников в качестве «торговцев людьми»; депортации секс-работников-мигрантов. Все это подрывает и игнорирует статус секс-работников, а также их законные требования по улучшению условий труда, а также человеческих, социальных и трудовых прав.

Кроме того, значимая роль организаций секс-работников в продвижении прав, безопасности и защищенности секс-работников в отрасли в значительной степени осталась незамеченной национальными и международными политиками, донорами и некоторыми неправительственными организациями. Идеологии, предположения и повестки дня, которые подпитывают индустрию по борьбе с торговлей людьми, также привели к исключению и замалчиванию секс-работников, когда речь заходит о разработке политик, непосредственно влияющих на их жизнь и работу. За последние десять лет эта тенденция, безусловно, стала очевидной в странах, где правительства приняли законы, криминализирующие покупку сексуальных услуг.

# 20yrsFailingSexWorkers

Двадцать лет назад, в 1999 году, Швеция стала первой страной в мире, криминализировавшей покупку, но не продажу сексуальных услуг. Эта политика основывалась на идеологической концепции проституции, как насилия в отношении женщин и как препятствия на пути к равенству полов. Первоначально «Шведская модель» была введена с целью сокращения проституции путем противодействия спросу мужчин на коммерческие сексуальные услуги. Тем не менее, с принятием Протокола ООН о торговле людьми в 2000 году и введением в последний момент в Протокол ст. 9 (5), в которой содержится призыв к государствам «противодействовать спросу, который стимулирует все формы эксплуатации людей, особенно женщин и детей, что ведет к торговле людьми», «Шведская модель» рекламируется как способ предотвращения торговли людьми в секс-индустрии.

Несмотря на отсутствие убедительных доказательств того, что благодаря введению «Шведской модели» удалось сократить объем секс-услуг или предотвратить торговлю людьми в Швеции, она сегодня преподносится в качестве механизма для продвижения гендерного равенства, защиты уязвимых и предотвращения торговли людьми в секс-индустрии. В результате запреты на сексуальные покупки были приняты в Норвегии и Исландии (2009 г.), Канаде (2014 г.), Северной Ирландии (2015 г.), Франции (2016 г.), Ирландской Республике (2017 г.) и Израиле (2018 г.).

«Доказательства не были приоритетом в секторе борьбы с торговлей людьми»
— Бенджамин Харкинс


За тот же период появилось все больше свидетельств того, что шведская модель усугубляет стигму в отношении секс-работников, заставляя их заниматься более опасными видами деятельности и увеличивая риск насилия. Доказательства этому поступали с разных сторон: от ученых, от агентств ООН, от правозащитных организаций, от медицинских работников и организаций ЛГБТИ +, от организаций по борьбе с торговлей людьми и, конечно же, от самих секс-работников. В результате многие из этих групп высказались в поддержку декриминализации секс-работы.


Так почему же «Шведская модель» продолжает набирать обороты? Мы полагаем, что это является частью более широкой глобальной тенденции к социальному консерватизму, чрезмерной зависимости от карательных мер реагирования на социальные проблемы и того, что стало называться политикой пост-правды, где «объективные факты менее влиятельны в формировании общественного мнения, чем призывы к эмоциям и личная вера».


Секс работа в мире пост-правды


Архивы специального выпуска обозрения Anti-Trafficking Review содержат много статей, в которых задокументированы упрощенные изображения и истории, используемые для описания женщин-мигранток и женщин, ставших жертвами торговли людьми в секс-индустрии. Задокументировано также отсутствие доказательств, стоящих за многими политиками и мероприятиями по борьбе с торговлей людьми. В 2016 году Андрияшевич и Май отметили, что «стереотипное представление о жертве — это молодая, невинная, иностранная женщина, обманом вовлеченная в проституцию за границей. Она подвергается избиениям и находится под постоянным наблюдением, поэтому ее единственной надеждой является спасение от полиции».

В 2017 году Харкинс заметил, что «доказательства не были приоритетом в секторе борьбы с торговлей людьми». Вместо этого процессы, которые продвигали «Шведскую модель» другим странам были движимы более эмоциональными образами и историями жертв, чем любым другим типом доказательств.


В Северной Ирландии, например, лорд Морроу из Демократической юнионистской партии, спонсор Закона о торговле людьми и эксплуатации (уголовное правосудие и поддержка жертв) 2015 года, заявил, что «я всегда говорил, что дополнительные исследования не нужны». Член Комитета Юстиции согласился: «Некоторые из нас не нуждаются в каких-либо исследованиях или доказательствах». По этой причине исследование Министерства Юстиции показавшее, что большинство секс-работников в Северной Ирландии не подвергались торговле людьми, что законодательство будет трудно осуществимым, и то, что это будет вредно для секс-работников, было попросту не принято во внимание. Вместо этого сторонники Закона «в значительной степени полагались на личное мнение небольшого числа людей, переживших опыт проституции, описавших секс-индустрию как насильственную и поддержали запрет».


Во Франции опрос, проведенный среди 500 секс-работников в 2015 году до введения запрета на сексуальные покупки 2016 года, показал, что 98% респондентов выступили против Закона, и что всего лишь около 7% из них могли стать жертвами торговли людьми, аналогичным образом был проигнорирован. Более того, в то время как организации и отдельные лица, поддерживающие Закон, были вовлечены в процесс его создания, свидетельства секс-работников и других оппонентов были в значительной степени проигнорированы, и «депутаты уже знали, что они не будут убедительными». Аналогично в Ирландской Республике утверждалось, что «к тому моменту, когда началась работа Комитета [которому было поручено разработать Закон о секс-работе], политические дебаты были практически окончены», поскольку «оппозиционные взгляды [к этому моменту] уже повсеместно считались уязвимыми для обвинений в «сутенерском мышлении»: по общему мнению, таких взглядов могли придерживаться только апологеты сутенеров, владельцев борделей и эксплуататоров женщин и детей».


Исследователи отмечают
, что на Парламентских слушаниях по канадскому Законопроекту C-36 «Закон о защите общин и эксплуатируемых лиц» (PCEPA), легализовавшем уголовную ответственность клиентов в шведском стиле в 2014 году, намного большее число людей и организаций, поддерживающих PCEPA, были приглашены для представления свидетельских показаний, чем тех, кто был против. Кроме того, члены Комитета были изначально положительно настроены в отношении тех, кто был согласен с предлагаемым законодательством, и порой весьма неуважительно высказывались по отношению к тем, кто выступал против него. Керри Порт написала после дачи показаний, что «с самого первого дня нынешние и бывшие секс-работники, выступавшие против Билля С-36 были высмеяны, подвергнуты враждебному допросу и издевкам … К заслуженным канадским ученым…, исследовавшим секс-индустрию в Канаде в течение многих лет отнеслись как к людям, пытающимся «облегчить сутенерам и джонам открытую работу в общинах по всей Канаде» … Тех, кто поддержал законопроект, хвалили за их мужество в открытости высказываний».

Снова и снова мы видим, что введение запрета на сексуальные покупки стало возможным в значительной степени благодаря созданию мощных альянсов среди правящих консервативных партий, религиозных групп, открытых противников проституции и карцеральных феминисток. То, что их объединяет — это в высшей мере гендерные и расовые представления о секс-работе и торговле людьми. Несмотря на это скоординированное нападение на права секс-работников, отказ принимать во внимание академические и общественные исследования жизни и работы секс-работников, а также исключение секс-работников из разработки политик в мире пост-правды, глобальное движение за права секс-работников растет и заставляет себя слушать.

Специальный выпуск обозрения Anti-Trafficking Review можно прочитать по ссылке


Текст Борислав Герасимов, Аннали Лепп

Фото Scott Edmunds/Flickr. Creative Commons (by)


Опубликовано 23 сентября 2019 года на портале opendemocracy.net