горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Важность альянса с активистами по борьбе с практикой массовых заключений в борьбе за декриминализацию секс-работы

17 Фев 2020 02:02:20
0
комментариев

Борьба с практикой массовых заключений в тюрьмы и борьба за прекращение насилия в отношении секс-работников – это, по сути, один и тот же адвокационный проект. Интервью с Беллой Робинсон — основательницей организации COYOTE RI в Род-Айленде.

В прошлом году в Род-Айленде отмечалась десятая годовщина повторной криминализации внеуличной проституции. В период с 1980-го по 2009-й год действующее законодательство, объявившее вне закона уличную проституцию на территории Род-Айленда, оставило лазейку, которая позволяла при определенном судебном толковании создание законных коммерческих секс-учреждений. В то время секс-работники, работавшие дома, в отелях или агентствах, могли сообщать о насилии в полицию без риска ареста. Они могли получать доступ к медицинским услугам не опасаясь, что о них сообщат. Коммерческие секс-учреждения были подчинены тем же правилам лицензирования, что и другие предприятия и секс-работникам предоставлялась такая же норма правовой защиты, как и другим гражданам. Новое законодательство, введенное в ноябре 2009 года для повторной криминализации секс-работы внутри помещений, изменило все.

По воле случая я переехала в Род-Айленд в том же году. Я десятилетиями зависела от секс-работы в качестве источника средств к существованию и пережила два ареста, один трехлетнего и один пятилетнего заключения в государственной тюрьме и насилие со стороны системы уголовного правосудия. Я регулярно страдала от принуждения со стороны государства. Мое первое обвинение в проституции и осуждение были связаны с отказом заняться сексом с полицейским офицером. Позже я попала в тюрьму Лоуэлл (Lowell Correctional Facility), где охранники, используя свою власть подвергали женщин-заключенных физическому и сексуальному насилию.

После того, как меня освободили, у меня не было выбора, кроме как использовать секс-работу для оплаты непомерных штрафов, которые наложил судья, или я рисковала вернуться в тюрьму. Система уголовного правосудия, по моему опыту, была просто еще одной репрессивной силой, которая поставила под угрозу мои права, мое здоровье и мою деятельность. Переезд на Род-Айленд должен был все изменить. Некоторое время это работало. Переход через границу штата переместил меня в мир, где я была равным гражданином перед законом и где государство защищало меня от насилия, а не вызывало его. В Род-Айленде я впервые ощутила свободу.

Это чувство свободы было недолгим. Губернатор Дональд Карсьери подписал закон о повторной криминализации 3 ноября 2009 года, разрушив росчерком пера мир равенства и взаимопомощи, который я обрела на столь краткий срок. Я испытала свободу секс-работы в условиях декриминализации в течение шести месяцев и мельком увидела жизнь, которую я заслуживала. То, что у меня вновь отняли права, побудило меня основать в Род-Айленде местное отделение общества Call Off Your Old Tired Ethics (COYOTE RI) и отстаивать декриминализацию.

Криминализация и карцеральное государство

Криминализация секс-работы делает насилие над секс-работниками нормальным явлением. Это не позволяет секс-работникам звонить в полицию, медицинским работникам и другим секс-работникам, когда что-то идет не так. И это потенциально классифицирует любую организацию, возглавляемую секс-работниками, как преступное предприятие. Академические исследования, проведенные Кэннингэмом и Шах из Университета Бэйлор и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, а также Бишопом, Касториано и Ван дер Клаувом из Института изучения труда, показывают снижение уровня сексуального и физического насилия среди секс-работников в декриминализованной среде, а также улучшение общественного здравоохранения через более низкие показатели инфекций и заболеваний, передаваемых половым путем.

Тем не менее, лоббирование декриминализации привело к тяжелым сражениям. Вместо того, чтобы признать снижение вреда и улучшение в области общественного здравоохранения, которые привнесла бы декриминализация в секс-индустрию, сторонники криминализации по-прежнему упорно продолжают свой моральный крестовый поход, используя полицию для спасения женщин от принуждения и эксплуатации. Название, выбранное для этого крестового похода, — борьба с торговлей людьми. Потоки финансирования, поступающие от правительства Соединенных Штатов в неправительственные организации на местах, направляются на усилия по борьбе с торговлей людьми, связанными с системами наблюдения, массового заключения и депортации. Рейды, аресты и депортации совершаются во имя защиты жертв торговли людьми, загоняя секс-работников в замкнутый круг преследований карцерального государства, которое не может предоставить ресурсы и поддержку, позволяющие женщинам покинуть индустрию, если они того пожелают. Министерство юстиции выделило миллионы долларов правоохранительным органам на борьбу с торговлей людьми, и тем не менее, из этого мало что (если вообще что-либо) просочится на программы по снижению вреда для жертв. Исследование, проведенное компанией COYOTE RI в отношении организаций, получающих финансирование для борьбы с торговлей людьми, показало, что подавляющее большинство этих средств расходуется на административные накладные расходы, сбор средств и обучение тому, как выявлять и сообщать о торговле людьми. Объединяя торговлю людьми и проституцию, государство нашло способ реализовать свою программу криминализации и заключения в тюрьму женщин, которые отклоняются от традиционных норм морали и работают вне формальной экономики.

Криминализация использует насилие в качестве инструмента социальной реформы, которая, в свою очередь, нормализует насилие в отношении транс-женщин, цветных женщин и женщин-мигрантов.

Таким образом, декриминализация тесно связана с борьбой против карцеральной политики государства. Криминализация проституции является ключевым примером того, как надзор, арест, наказание и депортация стали стандартным ответом государства на социальные проблемы. Криминализация использует насилие в качестве инструмента социальной реформы, которая, в свою очередь, нормализует насилие в отношении транс-женщин, цветных женщин и женщин-мигрантов — маргинальных групп, которые непропорционально представлены в арестах за проституцию. Таким образом, существует естественный союз между лоббистами за декриминализацию проституции и теми, кто выступает за решение проблемы декарцерации (борьбы с массовыми заключениями в тюрьмы), а также за реформу и отмену тюрем. Обе группы разделяют главную озабоченность карательной политикой и охраной так называемых проблемных сообществ, что препятствует расовой и экономической справедливости, гражданским свободам, правам человека и общественному здравоохранению. Обе группы также признают, что уголовное наказание не обязательно является наиболее эффективным способом уменьшения насилия и вреда в общинах, нуждающихся в помощи.

Поэтому моя работа по декриминализации в качестве исполнительного директора COYOTE RI не ограничивается созданием и укреплением связей секс-работников и активистов секс-бизнеса, но также сосредоточена на партнерстве с другими организациями, которые занимаются декарцеральной повесткой дня. В 2017 году COYOTE была одной из пяти организаций, занимающихся вопросами расовой и экономической справедливости, которые соучредили Альянс по мобилизации нашего сопротивления для оказания общественной поддержки жертвам преступлений на почве ненависти и насилия со стороны государства. У нас также есть давние партнерские отношения с Sex Worker Outreach Project Behind Bars (Проект по работе с секс-работниками за решеткой), в рамках которого мы выступаем в качестве кураторов и помогаем заключенным секс-работникам получить доступ к услугам ресоциализации после освобождения. Вместе мы также собираем и публикуем данные о влиянии карцеральной политики для будущих политических дискуссий.

COYOTE RI работает с Black & Pink, организацией, выступающей за отмену тюрем и права заключенных LGBTQIA  по всей стране. Мы также работаем в комитете DARE’s Behind the Walls Committee, выступая за устранение препятствий для трудоустройства людей с криминальным прошлым. Только с этими альянсами COYOTE смог работать над сквозными проектами, которые помогают изменить тон дискуссий, связанных с декриминализацией, и получить широкую поддержку движению.

Наша организационная стратегия и акцент на декарцеральных решениях привели к значительному увеличению прозрачности движения. Нашим последним успехом стало представление в Сенате резолюции H5354 «Создание специальной законодательной комиссии по изучению влияния пересмотра законов о коммерческой сексуальной активности на здоровье и безопасность». Представленный в Судебном комитете Род-Айленда представителем RI Анастасией Уильямс, этот исторический законопроект требует от исследовательской комиссии изучить последствия криминализации секс-работы. Это было бы невозможно без разнообразной коалиции активистов, которые признают общую борьбу с массовыми заключениями, и женских организаций, таких как RI NOW, месного отделения Провиденса Международной Амнистии и штаб-квартиры Womxn Project.

Работая как в условиях криминализации, так и декриминализации, а также подвергшись тюремному заключению и сексуальным надругательствам со стороны государства, у меня есть глубокое понимание необходимости создания более широкой коалиции для декарцеральной политики в целях защиты моего сообщества. Борьба за декриминализацию секс-работы может, таким образом, найти общую платформу и поддержку со стороны аболиционистских движений, сосредоточив усилия вокруг декарцеральной политики и решения проблемы насилия в отношении наших общин. Декриминализация освободила бы тысячи цветных женщин, представителей LGBTQIA и иммигрантов от угрозы лишения свободы и депортации. Это расширит возможности многих уязвимых сообществ и защитит их от злоупотреблений и насилия, которые они регулярно испытывают со стороны государства. Реализация декриминализованного мира потребует признания этих взаимосвязанных целей и совместной коалиции.

Подготовлено Беллой Робинсон и Кэтрин Чин

Арт-Работа Кэрис Боутон

Опубликовано 10 февраля 2020 на портале opendemocracy.net