горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Женскому движению необходимо серьезное незаангажированное финансирование, а не «расширение прав и возможностей»

16 Ноя 2019 23:11:27
0
комментариев

Только женские организации, занимающиеся повышением сознательности, созданием коалиций и адвокацией могут добиться системных изменений, столь необходимых женщинам во всем мире. Озабоченность благотворительного сообщества влиянием и краткосрочными проектами, дающими измеримые результаты, может отвлечь нас от того, что на самом деле эффективно.

Множество исследований показывают, что наиболее эффективный способ продвижения прав женщин во всем мире — это непосредственное инвестирование в женское движение. Это означает оказание долгосрочной общей финансовой поддержки женским правозащитным организациям, совместно работающим над преобразованием социальной, правовой и политической систем патриархального гнета.

Однако несмотря на то, что сегодняшние благотворители все активнее высказываются о достижении гендерного равенства, многие фонды фактически сократили финансовую поддержку для организаций по защите прав женщин, отдавая предпочтение избирательному финансированию проектов, нацеленных на «расширение прав и возможностей женщин». Цифры сокрушают: согласно исследованию, проведенному Институтом женской благотворительности и Школой благотворительности Лилли Фэмили в Индианском университете, группы женщин и девушек получили в 2016 году только 1,6 процента благотворительных пожертвований от частных лиц, фондов и корпораций в США. Кроме того, Джилл А. Ирвин задокументировала тот факт, что доля фондов США в финансировании общей оперативной поддержки иностранных групп, занимающихся широкой адвокацией гендерного равенства, резко сократилась в период с 2002 по 2013 год — с 30 до 15 процентов. Эта тенденция имеет серьезные последствия. Финансирование отдельных проектов, которые «расширяют возможности женщин», на самом деле может быть контрпродуктивным, так как гранты на предоставление услуг на основе проектов могут оставить активисток без времени и ресурсов для продвижения к более широким системным изменениям.

Если мы серьезно относимся к правам женщин, мы должны напрямую поддерживать женские организации, которые продвигают изменения в законодательство и государственные политики, гарантирующие сексуальные и репродуктивные права, закрепляющие справедливую оплату труда, обеспечивающие выплату алиментов и борьбу с насилием в семье. Мы должны поддерживать женское движение, а не просто «расширение прав и возможностей».

Франсуаза Жирар

Почему проекты «Расширения прав и возможностей женщин» не работают

Миллиарды долларов ежегодно расходуются на проекты, направленные на расширение прав и возможностей женщин. Эти проекты основаны на простом экономическом обосновании, разработанном и насильно внедренном международными финансовыми институтами, такими как Всемирный банк и его региональные партнеры: инвестирование в индивидуальные возможности женщин способствуют экономическому росту, росту национального ВВП и борьбе с бедностью.

Изучая эти проекты сегодня, трудно было бы признать оригинальным видение в основе «расширения прав и возможностей женщин». В 1980-х годах ученые-феминистки и активистки стран Глобального Юга были глубоко недовольны нисходящими моделями развития, обычно игнорирующими роль женщин в обществе и укрепляющими системы патриархальной и колониальной эпох. Они продвигали иной подход к улучшению благосостояния, признавая и подчеркивая потенциал и способность женщин изменять свои общины и страны с нуля, они поддерживали женские группы в их желании самоорганизации, трансформации гендерных ролей и перераспределении власти.

Сегодняшний акцент на инвестировании в отдельных женщин, будь то через микрозаймы, обучение предпринимательству, животноводство или стипендии, имеет мало общего с видением коллективных действий по трансформации властных отношений, которое феминистки стран Глобального Юга планировали изначально. Индивидуальное инвестирование перекладывает бремя преодоления нищеты непосредственно на женщин, оставляя при этом нетронутыми все системы угнетения, способствующие развитию нищеты в первую очередь.

Неудивительно, что подобные проекты часто не могут привести к масштабным изменениям. В исследовании, опубликованном в 2019 году, София Фридсон-Риденауэр утверждает, что урожайность в женских фермерских общинах Северной Ганы по-прежнему ниже, чем у мужчин, несмотря на имплементацию проекта правительства США «Накорми будущее», предоставляющего женщинам доступ к семенам, технологиям и обучению. Проект основывается на предположении, что предоставление большего объема ресурсов в руки женщин само по себе будет преобразующим. Это предположение ошибочно: патриархальный уклон является системным в сообществах, где мужчины контролируют услуги вспашки и виды сельскохозяйственных культур, которые могут выращивать женщины. Проект не стал, однако, оказывать поддержку женщинам, чтобы признать и оспорить традиционную динамику власти.
Поэтому Фридсон-Риденауэр приходит к выводу, что мы должны «избегать инструменталистских подходов к расширению прав и возможностей женщин, которые просто углубляют их интеграцию в экономические и социальные системы, продолжающие их подчинять»:

«Мы должны пойти дальше и найти способы увязать усилия по расширению прав и возможностей с более широкими изменениями в отношении власти и полов, которые структурируют доступ к ресурсам и возможностям и сформируют то, что женщины посчитают возможным и желательным для себя».

Истинное расширение возможностей является политическим

Как мы можем ответить на вызов Фридсон-Риденауэр? Реальное расширение прав и возможностей начинается, когда женщины собираются вместе и размышляют над социальными нормами, которые удерживают их гражданами второго сорта, над политическими процессами, основанными на подтверждении системного подчинения и ведущими к признанию того, что женщины имеют право действовать сообща ради перемен. Этот процесс повышения сознательности и мобилизации происходит сегодня внутри женских движений во всем мире.

На самом деле женские движения являются ключевым и зачастую единственным фактором, способствующим изменению прав женщин. В исследовании, проведенном в 2012 году, Мала Хтун и Лорел Уэлдон проанализировали набор данных из 70 стран за период с 1975 по 2005 год и обнаружили, что автономная мобилизация женщин является важнейшим фактором, определяющим изменение политики в области борьбы с насилием в отношении женщин. Сильное женское движение перевешивало другие факторы, такие как национальное богатство или политическая программа правительств, которые в ином случае можно было бы считать более статистически предсказуемыми. Аналогичным образом, исследование Алисы Канг и Айли Мари Трипп, проведенное в 2018 году по анализу данных из 50 африканских стран, показало, что реформа законодательства о правах женщин значительно менее вероятна без принятия мер со стороны женских коалиций.

Воздействие женских движений имеет намного большее влияние, чем может показаться. Феминистские коалиции произвели сейсмический сдвиг в том, как мир думает о гендерном равенстве и определяет его приоритетность. В период начиная с создания Комиссии ООН по положению женщин в 1946 году до переговоров, которые привели к принятию «Целей в области устойчивого развития» в 2015 году, в мире всегда была массовая мобилизация глобального женского движения, которая подталкивала правительства к включению вопросов гендерного равенства и прав женщин в международные соглашения и нормы, будь то в области здравоохранения, образования, водоснабжения, санитарии или реформы уголовного правосудия. Как президент Международной коалиции за здоровье женщин (IWHC), я участвовала вместе с феминистками со всего мира во многих из этих дипломатических переговоров, и я видела, как легко гендерное равенство сходит с повестки дня без постоянного давления со стороны женского движения.

Чего не нужно делать

Несмотря на все доказательства, многие фонды США продолжают финансирование женских групп путем, который фактически подрывает их работу, плодит мелкие подразделения и уменьшает возможности для создания коалиций. Фундаторы часто отказывают в поддержке движениям, чья долгая и сложная борьба представляется трудно измеримой и количественно оцениваемой. Растущая озабоченность филантропического сообщества демонстрацией влияния часто приводит к финансированию только краткосрочных проектов, способных дать быстрые и легко поддающиеся измерению результаты.

Тем не менее, различные исследования показали, что краткосрочное финансирование проектов наносит ущерб женскому движению. Например, полевое исследование, проведенное в 2009 году Дином Чахимом и Асимом Пракашем, продемонстрировало, как поддержка проекта и строгие требования к отчетности привели к разрушению, деполитизации и, в конечном итоге, к де-легитимизации женского движения Никарагуа. Вынуждая женские организации конкурировать друг с другом за одно и то же проектное финансирование, а не поощряя грантополучателей использовать деньги для совместной работы и выработки стратегии с другими участниками движения, спонсоры фактически отказались от коллективных действий и разрушили партнерские отношения. Сервисные проекты отняли время у более широкой активности по повышению сознательности и организации сообщества, таким образом ослабив движение в целом. Многие другие исследователи обнаружили тот же эффект, описывая, как ограниченное по срокам финансирование конкретных проектов ослабило массовые женские движения в Бразилии, Чили, Перу и Колумбии, в Гане, а также в Палестине и Египте.

Более того, когда финансирование связано с дискретными результатами проекта, получатели не могут использовать это финансирование для существенных «косвенных» расходов, таких как аренда, программное обеспечение для бухгалтерского учета, набор персонала или встречи. «Цикл некоммерческого голода», ныне вездесущий термин, введенный в середине 2000-х годов, описывает порочный круг обратной связи, связанный с этим видом исключительно проектного финансирования: некоммерческие организации, не имеющие денег на косвенные расходы, не могут эффективно осуществлять свои программы, что делает их менее привлекательными для будущих потенциальных спонсоров. Женские правозащитные организации особенно уязвимы для «голода», потому что такие важные мероприятия по созданию движений, как проведение собраний или создание правозащитных коалиций, как правило, выходят за рамки параметров таких проектных грантов.

Финансирование на долгосрочную перспективу

Социальные изменения требуют времени. Женщинам редко предоставляется контроль над собственной жизнью, сексуальностью и рождаемостью без борьбы, и неудач на этом пути существует множество. Для того, чтобы поддерживать работу по осуществлению серьезных изменений, спонсоры должны признать, что этот процесс происходит постепенно, и поддерживать его в течение длительного времени. Это означает предоставление низовым и национальным женским организациям гибкой долгосрочной оперативной поддержки и воздержание от вредных положений, таких как те, которые запрещают использование средств для участия организаций в конференциях или созывах.

Пространства, где женщины могут сотрудничать, разрабатывать стратегии и проявлять солидарность с различными движениями, имеют решающее значение для организаций и активистов, стремящихся мобилизовать и сформировать долгосрочные коалиции в массовом масштабе. Одним из первых грантов IWHC для аргентинского женского движения была оплата арендной платы за квартиру в Буэнос-Айресе, чтобы активисты со всей страны могли встречаться друг с другом и ежедневно напрямую взаимодействовать с политиками. Это именно та просьба, которую многие доноры скорее всего назовут ненужными косвенными расходами, однако именно эта инвестиция помогла заложить основу для кампании «зеленой волны» 2019 года, явившейся переломом в борьбе за репродуктивные права женщин. Не имея возможности к сотрудничеству, выработке стратегий и созданию коалиций, женское движение останется неспособным эффективно мобилизоваться для перемен. Тем не менее, проведенное в 2019 году исследование Джил А. Ирвин и Николаса Хальтермана показало, что грантовое финансирование фондов США для мобилизационных мероприятий находится в состоянии упадка, при этом финансирование организаций на местах никогда не достигает более 5 процентов.

Личность донора также имеет значение. Поддержка социальных движений наиболее успешна, когда донор является частью движения. Женские фонды — благотворительные организации, финансирующие правозащитные организации и движения — могут эффективно сыграть эту роль. Опыт показывает, что такие организации, как IWHC, Mama Cash, MADRE и Глобальный фонд для женщин успешно укрепляют давние отношения с различными женскими организациями, оказывая им поддержку, преодолевая циклы поражений и побед в направлении долгосрочных перемен. Например, с середины 1990-х годов IWHC поддерживает Women for Women’s Human Rights (WWHR), чьи тренинги по правам человека и повышению осведомленности по всей Турции заложили основу для массовой мобилизации, как это было в случае, когда тысячи женщин вышли на улицы в 2012 году в знак протеста против предложенного турецким правительством запрета на аборты, что заставило его отступить.

В IWHC мы используем долгосрочную, гибкую стратегию предоставления грантов, основанную на модели филантропии доверия Института Уитмена. Эта модель предоставления грантов обеспечивает гибкое многолетнее основное финансирование и поддержку «вне проверки» посредством развития лидерских качеств, обучения адвокации и других форм наращивания потенциала. Создание грантов на основе доверия основывается на долгосрочных отношениях и убеждении, что изменения должны вестись сообществом. Данная модель с высоким уровнем взаимодействия основана на взаимном доверии и позволяет как донору, так и грантополучателю быстро реагировать на изменение политической динамики. Это — и еще множество других фактов, указывающих на уникальную роль женских движений – позволяет нам доверять нашим грантополучателям устанавливать свои собственные приоритеты и повестку дня, а также разрабатывать стратегии, которые будут наиболее эффективными для них, их партнеров и сообществ.

Если бы хотя бы часть фондов США признала важнейшую роль в повышении сознания, создании коалиций и защите интересов — и соответствующим образом изменила свою политику финансирования — мы могли бы быть в геометрической прогрессии ближе к достижению прав женщин. Надежные данные и опыт всего мира указывают нам правильное направление. Теперь пришло время идти по этому пути.

Текст — Франсуаза Жирар (@FrancoiseGirard) руководительница Международной коалиции здоровья женщин (IWHC)

На фото — демонстрации «Зеленой волны» в Аргентине в 2018 году, призывающие к декриминализации абортов (Фото Fotografías Emergentes / лицензировано в соответствии с Creative Commons Attribution-NoDerivs 2.0)

Опубликовано 4 ноября 2019 года в Стэнфордском обзоре социальных инноваций