горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Благие намерения и непреднамеренное зло? Исследование неблагоприятных последствий криминализации клиентов на рынках платных сексуальных услуг

7 Дек 2020 18:12:34
0
комментариев

Предлагаем вашему вниманию новое экономическое исследование неблагоприятных последствий криминализации клиентов на рынках платных сексуальных услуг от докторов экономики Георга Штадтманна и Хендрика Соннабенда.

На международном уровне нет единого мнения относительно правовой и моральной оценки секс-работы. Тем не менее, подавляющее большинство стран согласны с необходимостью борьбы с принудительной секс-работой. В данном исследовании мы используем официальную экономическую модель, чтобы проанализировать, как закон, введенный для наказания клиентов коммерческих секс-услуг, отражается на рыночных механизмах. В частности, в нем исследуется, как так называемый «неоаболиционизм» или «нордический» режим правового регулирования проституции влияет на принудительную секс-работу. Теоретический анализ показывает, что этот эффект неоднозначен и в значительной степени зависит от размера сдерживающего эффекта и от свойств местного рыночного спроса. Кроме того, в исследовании освещаются условия, при которых состав клиентов меняется в сторону более склонных к риску лиц. А также выявляются и обсуждаются возникающие политические последствия.

ВВЕДЕНИЕ

Секс-работа является важным сектором глобальной экономики и активно обсуждается в обществе. Разногласия проявляются в большом разнообразии законодательных актов, начиная от полного отсутствия нормативных положений и заканчивая полной криминализацией секс-работы.

Вместе с тем в литературе широко обсуждается вопрос о том, каким образом классифицируются пути установления политических режимов регулирования. Один аспект касается диапазона режимов регулирования, который охватывает спектр от двойной шкалы [аболиционизм против прогибиционизма] до шестикратной шкалы. В недавней публикации Петра Остергрен (Petra Östergren) (2017) предлагает трехступенчатую схему классификации и вводит следующую типологию: репрессивные, ограничительные и интегративные режимы. Другой аспект заключается в том, должна ли классификация проводиться на национальном или больше на региональном уровне. Это связано с тем, что в таких странах, как Соединенные Штаты, или даже в федеративных государствах, могут преобладать разные политические режимы. Следовательно, поскольку одна страна может работать с двумя или тремя политическими режимами одновременно, может возникнуть необходимость перенести аналитическую единицу с национального на федеральный (штат) или местный уровень.

Несмотря на эту очевидную неоднородность в соблюдении режимов регулирования, существует глобальный консенсус в отношении запрещения и недопустимости принудительной проституции в целях эксплуатации. Принудительная проституция тесно связана с торговлей людьми, которая определена в Протоколе ООН о Предупреждении и Пресечении Торговли Людьми, Особенно Женщинами и Детьми, и Наказании за нее (Article 3a).

В то время как мы видим единую международную позицию против принудительной проституции и сексуальной эксплуатации, тем не менее, надлежащие средства достижения этой цели не являются столь ясными, особенно в том, что касается регулирования рынка сексуальных услуг.

В настоящем документе мы осветили вопрос о том, каким образом правовое положение секс-индустрии влияет на сексуальное рабство. Центральным элементом данного анализа является режим «неоаболиционизма» или «скандинавской» модели регулирования проституции (Skilbrei and Holmström 2011). В рамках этого нормативного режима покупка сексуальных услуг является незаконной. Другими словами, преступление совершает клиент, а не секс-работник. Таким образом, основное внимание уделяется спросу на рынке. Первой страной, которая адаптировала это новое законодательство, была Швеция в 1999 году, за ней последовали Норвегия и Исландия в 2009 году. Северная Ирландия и Франция присоединились к группе в 2015 и 2016 годах соответственно (Bettio, Della Giusta и Di Tommaso, 2017). Последней страной, которая сделала платные сексуальные услуги незаконными стала Ирландия в 2017 году.

Это свидетельствует об актуальности вопроса: является ли криминализация покупки сексуальных услуг надлежащим инструментом, когда цель состоит в том, чтобы сократить количество лиц, занимающихся секс-работой по принуждению?

Для ответа на этот вопрос в настоящем документе представлена формальная экономическая модель, в соответствии с которой рынок платных сексуальных услуг состоит из двух различных видов поставщиков, предоставляющих альтернативные сексуальные услуги:

  1. Во-первых, есть люди, которые предлагают секс по обоюдному согласию за деньги. Мы называем обмен добровольных секс-услуг за плату «добровольной секс-работой» или «свободной секс-работой», принимая во внимание тот факт, что это противоречивый термин в плане использования в нормативном смысле.
  2. Во-вторых, есть жертвы, которых принуждают заниматься секс-работой. В этой статье мы используем термины «принудительный секс-бизнес», «невольный секс-бизнес» и «сексуальное рабство» как синонимы 10. Хотя четкое определение рабства найти нелегко (см., например, Джулию О’Коннелл Дэвидсон (Julia O’Connell Davidson) [ 2006]), мы следуем Рону Роговски (Ron Rogowski) (2013) и говорим о «собственности другого человека и всего его труда» (194). Обратите внимание, что мы используем выражения «рабовладелец» и «собственник раба» для обозначения человека (или организации), который контролирует принуждение физического лица к занятию секс-работой.

Наш главный вывод заключается в том, что запрет на покупку сексуальных услуг может отрицательно сказаться на масштабах принудительной секс-работы: падение спроса, при прочих равных условиях, приводит к снижению цен, что, в свою очередь, побуждает добровольных секс-работников покидать рынок. С другой стороны, оптимальной реакцией рабовладельца, как установщика цен, может быть снижение своей цены, чтобы «восстановить» спрос, по крайней мере, до некоторой степени. Это имеет место в том случае, если сдерживающий эффект достаточно мал и приводит к еще большему сексуальному рабству, даже когда общий спрос снижается. В дополнение к этому мы также подчеркиваем условия, при которых состав клиентов меняется в сторону более склонных к риску лиц.

good-intentions-and-unintended-evil_-adverse-effects-of-criminalizing-clients-in-paid-sex-markets

Информация об авторах исследования

Георг Штадтманн (Georg Stadtmann)

Доктор Георг Штадтманн с 2009 года является профессором макроэкономики Европейского университета Виадрина (European University Viadrina), факультет делового администрирования и экономики. Кроме того, он является научным сотрудником Университета Южной Дании (SDU — University of Southern Denmark) в Оденсе (Дания). Его основные области знаний — денежно-кредитная политика, ожидания на финансовых рынках и эмпирическая экономика. Он получил докторскую степень в Школе менеджмента Отто Байсхайма в Валлендаре (WHU – Otto Beisheim School of Management in Vallendar). Он работал временным профессором в нескольких немецких университетах и ​​присоединился к Университету Южной Дании в 2008 году в качестве доцента.

Хендрик Соннабенд (Hendrik Sonnabend)

Доктор Хендрик Соннабенд — научный сотрудник кафедры экономической политики Хагенского университета (University of Hagen). Он получил докторскую степень в Университете Хагена в 2013 году. Он проводит исследования в области прикладной микроэкономики и поведенческой экономики, экономики труда, экономики культуры и экономики спорта.

Оригинальное исследование опубликовано на портале tandfonline.com