горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Еще раз кратко про ошибки Нордической модели

Многие слышали о «скандинавской модели», о том, что она обещает секс-работникам и обществу в целом, но не все знают, как эта модель работает на практике и какие последствия несет. Прежде чем говорить о скандинавской модели, важно определить четыре глобальных правовых ответа на секс-работу:

Криминализация : это наиболее распространенная во всем мире правовая реакция на проституцию, означающая, что все стороны, как клиент, так и работник, несут юридическую ответственность.

Частичная декриминализация: сюда входят страны, которые принимают скандинавскую модель, и означает, что ответственность и уголовное преследование несет только сторона клиента.

Полная декриминализация: штрафы как со стороны клиента, так и со стороны работника снимаются, но секс-работа по-прежнему не регулируется государством.

Легализация: штрафы сняты, и проституция регулируется государством.

Одним из наиболее распространенных способов частичной декриминализации является скандинавская модель, также называемая шведской моделью, моделью равенства или моделью конечного спроса. Скандинавская модель зародилась в Швеции в 1999 году и сейчас присутствует в Швеции. Исландия, Норвегия, Франция, Ирландия и Канада.

Скандинавская модель обещает многое, в том числе: криминализацию клиента, криминализацию третьих лиц, таких как сутенеры, декриминализацию секс-работников и финансирование услуг выхода из секс-работы.

На самом деле, скандинавская модель или модель конечного спроса делает рынок более конкурентоспособным для секс-работников, что означает снижение дохода для всех, работники совершают более рискованные действия, чтобы восполнить недостаток дохода, контроль становится более сложным, поскольку клиенты хотят оставаться анонимными, и, наконец, поддержка выхода из отрасли чаще всего очень слабая, а то и вовсе отсутствует.

После принятия в 2016 году закона о штрафах для клиентов секс-работа во Франции стала еще более опасным занятием. Согласно выводам Национального центра научных исследований, 63% секс-работников и работниц жалуются сегодня на ухудшение условий труда, 78% — на существенное снижение дохода. Предусмотренной же в законе программы помощи оказалось недостаточно. Отказаться от секс-работы ради обещанных вида на жительство и/или выживать на ежемесячное пособие в 330 евро решаются единицы из десятков тысяч секс-работников Франции.

«Клиенты становятся требовательнее. При этом заставить их надеть презерватив все сложнее. Цены на секс-услуги снизились, а риски жестокого обращения — возросли. Ведь нам не приходится выбирать — мы готовы ехать в непроверенные места к непроверенным клиентам. Я не вижу ничего хорошего в этом законе», — говорит Тьерри Шафозе из Профсоюза секс-работников STRASS.

АНТОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ НЕГАТИВНОГО ВЛИЯНИЯ ИМПЛЕМЕНТАЦИИ «ШВЕДСКОЙ МОДЕЛИ» НА ПРАВА СЕКС-РАБОТНИКОВ. ЧАСТЬ 1 (2003 – 2013)

Шведская модель усиливет риски насилия для секс-работников. По словам секс-работников, время на переговоры с клиентами приходится сводить к минимуму, чтобы не подвергать клиентов опасности и оставаться скрытыми, тем самым уменьшая возможности для оценивания адекватности и выбора своих клиентов. Кроме того, после снижения количества клиентов, часто приходится оказывать услуги тем, кому  ранее отказывали, даже если это связано с большим риском насилия.

Еще одна проблема, которую создает частичная криминализация, — это потенциальный повышенный риск заражения ВИЧ и ИППП, поскольку клиенты менее склонны к сотрудничеству с процессами скрининга, а секс-работники испытывают повышенное финансовое давление, ведущее к более рискованному сексуальному поведению, кроме того, многие секс-работники сообщают, что вообще не имеют при себе презервативов, опасаясь, что они будут использованы в качестве доказательства.

В условиях криминализации клиента труднее требовать от клиентов использования презервативов, так как уменьшение количества клиентов дает возможность клиентам чаще предлагать или настаивать на небезопасных сексуальных практиках, а сокращение времени, доступного для ведения переговоров с клиентами, лишает секс — работников возможности настаивать на своих условиях.

АНТОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ НЕГАТИВНОГО ВЛИЯНИЯ ИМПЛЕМЕНТАЦИИ «ШВЕДСКОЙ МОДЕЛИ» НА ПРАВА СЕКС-РАБОТНИКОВ. ЧАСТЬ 2 (2014 — 2020)

Вопреки обещаниям, шведская модель, оказывая влияние на спрос, не снижает количество секс — работников, однако пагубно влияет на жизнь секс-работников, усиливая их маргинализацию,  насилие и стигму, и увеличивая риски для их здоровья. А программы выхода, якобы направленные на защиту секс — работников, неэффективны.

Читайте также: