горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Феминистский Манифест в поддержку секс-работников

30 Ноя 2021 17:11:00
0
комментариев

ФЕМИНИСТСКИЕ ИДЕАЛЫ В АКТИВИЗМЕ СЕКС-РАБОТНИКОВ

Секс-работников долгое время не хотели признавать в феминистском движении и политике. При этом многие феминистские организации и организации, отстаивающие права женщин, поддерживают объединения секс-работников и помогают им в борьбе за декриминализацию.

Приведенный ниже Манифест подписали более 180 организаций. Документ является одним из примеров того, как феминистки поддерживают секс-работников и как движение секс-работников использует феминистские принципы.

ФЕМИНИСТСКИЙ МАНИФЕСТ В ПОДДЕРЖКУ СЕКС-РАБОТНИКОВ


«Мы хотим, чтобы феминистское движение понимало связь гендерной несправедливости с особенностями функционирования патриархальных капиталистических белых обществ и приняло в свои ряды трансгендерных людей и секс-работников. Наша система уголовной юстиции — это система подавления, и потому мы не считаем, что единственное решение проблемы гендерного неравенства и насилия над женщинами и трансгендерными людьми заключается в ужесточении контроля, судебном преследовании и наказании. Мы уверены в эффективности вмешательств на базе сообщества, длительных совместных действий и мобилизации против сложного феномена насилия над женщинами и трансгендерными людьми, в том числе против экономического неравенства и отсутствия доступных сетей и услуг социальной поддержки.

1 Мы признаем, что секс-работники — это эксперты по вопросам собственной жизни и потребностей. Феминизм сейчас, как и в прошлом, должен поддерживать право женщин принимать решения о собственном теле и собственном труде свободно и независимо. Секс-работники не должны становиться исключением.

2 Мы уважаем решение секс-работников заняться этим видом труда. Мы, феминистки, отвергаем женоненавистнические заявления, что секс-работники «торгуют телом» или «продают себя»; утверждения о том, что сексуальные отношения подразумевают отторжение или утрату части себя, противоречат самой идее феминизма. Секс не унижает женщин. Мы также отвергаем любой анализ, которые строится на допущении, что секс-работники способствуют «комодификации женщин, сексуальности или интимных отношений». Мы не будем обвинять секс-работников в том, что они приносят вред другим женщинам, потому что вина лежит на патриархате и других системах угнетения.

3 Мы подчеркиваем, что секс-работники способны выражать осознанное согласие. Когда утверждают, что согласится на занятие секс-работой нельзя, это лишает секс-работников возможности определять собственные пределы и выступать против насилия. Согласие с идеей, что клиенты «покупают» тела секс-работников или их согласие — и как следствие, могут делать, что заблагорассудиться — представляет реальную угрозу для секс-работников. Более того, считая любую секс-работу формой насилия, мы способствуем подавлению секс-работы под маской борьбы с насилием — несмотря на то, что наступление на секс-работу в реальности усиливает уязвимость секс-работников к насилию.

4 Мы требуем принять реальные меры для помощи жертвам торговли людьми в условиях соблюдения их прав человека и трудовых прав. Мы отвергаем идею, что миграция, секс-работа и торговля людьми — это одно и то же явление. Результатом смешения этих понятий становится преследование секс-работников, мигрантов, рейды, аресты и депортации; секс-работники вынуждены работать подпольно, где они больше уязвимы к насилию и эксплуатации.

5 Мы боремся за ликвидацию всех форм насилия в отношении секс-работников. Секс-работа — это не форма сексуального насилия, но именно секс-работники больше других страдают от сексуального насилия и насилия со стороны интимных партнеров; причиной тому является уголовное преследование и взаимосвязанные формы угнетения, такие как сексизм, шлюхофобия, гомофобия и трансфобия, расизм и классизм. Из-за угнетения и уголовного преследования секс-работники уязвимы к насилию со стороны частных лиц, сотрудников социальных служб, полиции, миграционных служб и судебной системы. Уравнивание секс-работы с насилием и отказ секс-работникам в способности давать осознанное согласие помогает нормализовать насилие в отношении них.

6 Каждый день мы боремся против женоненавистничества во всех сферах жизни. Женоненавистничество — это не причина секс-работы, а реакция на выбор и действия женщин, будь то ношение макияжа, аборт или оказание секс-услуг. Мы считаем, что женоненавистнические отношения и действия представляют проблему и отвергаем призывы изменить поведение, «провоцирующее» женоненавистничество. Пытаться избавиться от секс-работы на том основании, что она провоцируют женоненавистничество это все равно, что согласится с теми, кто утверждает, что определенные поступки женщин — например оказание секс-услуг — сами по себе заслуживают ненависть.

7 Мы уважаем права мигрантов. Возможности женщин-мигрантов найти работу ограничены; у них практически нет доступа к системам социального обеспечения. Некоторые из тех, кто ищет убежища, предоставляют сексуальные услуги, потому что других возможностей заработать на жизнь у них нет. В условиях уголовного преследования клиентов или при других формах наказания за секс-работу секс-работникам, мигрантам, постоянно грозит насилие со стороны полиции, аресты и депортация; у них практически нет прав на доступ к правосудию и возможности восстановить справедливость. При уголовном преследовании клиентов секс-работники теряют доходы, но не получают никаких других возможностей для выживания.

8 Мы выступаем в защиту прав ЛГБТ людей. Поскольку ЛГБТ-людей отвергают их собственные семьи, они не могут получить образование и найти работу в цис-сексистском и гетеронормативном обществе, секс-работа становится для них (особенно для трансгендерных женщин) одним из немногих вариантов заработать на жизнь. Законы о секс-работе не помогают ЛГБТ людям, поскольку не учитывают эти аспекты феномена социальной маргинализации. Это особенно справедливо в случае трансгендерных женщин, поскольку законы об уголовном преследовании секс-работы используются для преследования именно этой социальной группы, даже если подвергающийся гонениям человек не занимается секс-работой.

9 Мы призываем к полной декриминализации секс-работы. Было убедительно доказано, что шведская модель и другие формы уголовного преследования секс-работы вредят секс-работникам. Шведская модель загоняет их в бедность, лишает возможности договариваться с клиентами и открывает возможности для уголовного преследования за более безопасную работу вместе, выселения и депортаций. После декриминализации у секс-работников появляется возможность действовать вместе и бороться с насилием и эксплуатацией на рабочем месте.

10

Мы выступаем против усиливающейся нестабильности женщин на рынке труда. Исторически в западных капиталистических, патриархатных обществах сложилось так, что женский труд (работа по дому, работа по уходу за другими людьми, секс-работа, эмоциональный труд) считается «женской обязанностью», низко ценится, плохо или вообще никак не оплачивается. Женщины мира, в том числе секс-работницы, обычно заняты на таких работах, которые хуже оплачиваются и более нестабильны; они трудятся в условиях эксплуатаций — начиная с уголовного преследования, сезонной или временной занятости и заканчивая работой по дому, схемами непостоянной занятости или найма по договорам подряда, фрилансерством или самозанятостью.
У секс-работы есть сходные черты с другими типами труда по уходу за другими людьми, который обычно выполняют женщины — очень часто мигранты или цветные женщины. Женщины в этой сфере экономики как и секс-работники не имеют трудовых прав, в отличие от тех видов труда, где заняты мужчины. Отстаивая интересы секс-работников мы должны делать акцент на их трудовых правах и необходимости обеспечить более стабильные условия труда и положить конец эксплуатации в секс-работе; мы также должны продвигать правовые рамки, которые наделяют секс-работников трудовыми правами.

11

Мы требуем, чтобы секс-работники стали частью феминистского движения. Их появление в движении несет ценные идеи, новые силы и опыт мобилизации и бросает вызов нашим допущениям о гендере, классе и расе. Секс-работники были в рядах первых феминисток, без них наше сообщество не будет полным».


Публикация материалов из серии «Секс-работа и феминизм» стала возможной благодаря поддержке Правительства Канады в рамках проекта «Голос женщин и лидерство — Украина», который внедряется Украинский Женским Фондом (УЖФ). Ответственность за содержание информации несет БО «Легалайф-Украина». Информация, представленная в материале, не всегда отражает взгляды правительства Канады и УЖФ.