горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Между теорией и реальностью: проблема разделения детей-жертв торговли людьми и независимых детей-мигрантов

15 Июн 2021 17:06:21
0
комментариев

«Торговля детьми, по-видимому, имеет четкое определение в Протоколе ООН о торговле людьми и в законах, основанных на нем. На практике это иллюзия», —

М. Доттридж, автор и консультант по вопросам прав человека и торговли людьми 

Представляем Вашему вниманию вступительную часть к статье М. Доттридж «Между теорией и реальностью: проблема проведения различия между детьми-жертвами торговли людьми и независимыми детьми-мигрантами» (опубликовано Anti-Trafficking Review, 2021 г.)

Автор статьи задается вопросом о том, подходят ли определения в международном праве и законодательстве многих стран того, что составляет преступление торговли людьми, совершенное против ребенка, для проведения различия между подростками-мигрантами в целом и теми, кто стал жертвами преступления (от руки торговца людьми) в частности. Изучая опыт трех стран (Бенин,[1] , Великобритания и Вьетнам), автор приходит к выводу, что возможный результат рассмотрения очень широкого круга детей как «жертв торговли людьми» заключается в том, что меры по защите и помощи тем, кто страдает от серьезных травм, являются неадекватными.

ВСТУПЛЕНИЕ:

В ноябре 2000 года Организация Объединенных Наций (ООН) приняла конвенцию и три протокола, предназначенных для содействия действиям против транснациональной организованной преступности, включая протокол о торговле людьми и еще один протокол о помощи мигрантам в незаконном пересечении границы («незаконный ввоз мигрантов»). Несмотря на то, что международно-правовая база и ее включение в национальное законодательство, правительства, неправительственные организации (НПО) и коллективное «международное сообщество» испытывают трудности с пониманием прав и потребностей подростков, которые работают вне дома в своей стране либо после пересечения международных границ. Хотя значительная часть детей в мире начинают работать не достигнув совершеннолетия, их права на работе часто плохо определены, а дополнительная защита, необходимая для тех, кто работает вне дома (самостоятельно), почти не осознается — в основном из-за предположения, что дети должны иметь возможность расти вместе со своими родителями и посещать школу, пока не достигнут совершеннолетия.

Это предположение усугубляется негативным отношением политиков в более богатых странах к нелегальным мигрантам из более бедных стран, что отрицает законность их усилий по миграции и заработку. В нем независимые дети-мигранты обозначаются как «несопровождаемые дети», нуждающиеся в «защите», что означает, что они, скорее всего, не смогут зарабатывать деньги, даже если они захотят. 

Представленная здесь информация о детях-мигрантах и ​​детях, ставших предметом торговли, основана на опыте трех стран (Бенин,Соединенное Королевство и Вьетнам), в двух из которых законы и политика по борьбе с торговлей людьми стали рассматривать широкий круг детей, которые мигрируют, чтобы заработать на жизнь, без принуждения, как жертв торговли людьми. 

В первом случае (Бенин) большинство затронутых детей — это девочки, которые работают вне дома в своей стране, а во втором (вьетнамские дети, которые едут в Великобританию) — большинство мальчиков. Данные собирались более четверти века, частично в ходе мониторинга результатов проектов, направленных на прекращение торговли людьми (в Бенине и Вьетнаме), а также из вторичных источников. Автор несколько раз посещал Бенин в 1990-х годах и в период с 2005 по 2010 год, чтобы наблюдать или оценивать усилия НПО, пытающихся предотвратить торговлю детьми. Он дважды посетил Вьетнам с целью оценки региональных программ по борьбе с торговлей людьми и впоследствии участвовал в составлении библиографии публикаций о торговле людьми в стране. Разрабатывая методы мониторинга официальных мер реагирования на торговлю людьми, он отслеживал общедоступную информацию о вьетнамских подростках, вовлеченных в нелегальную миграцию в Соединенное Королевство (Великобритания).

В этой статье исследуется, являются ли определения в международном и национальном законодательстве того, что составляет преступление торговли людьми, совершенного в отношении ребенка, подходящими и адекватными для проведения различия между подростками-мигрантами в целом и теми, кто стал жертвами преступления (от руки торговца людьми) в частности. Я утверждаю, что они ошибочны и что существует практически непреодолимый разрыв между международным консенсусом относительно того, когда дети могут работать вне дома, и реальностью, в которой живут миллионы детей. [2]Отнесение детей-подростков, которые мигрируют, чтобы заработать деньги вдали от дома, к категории жертв преступной деятельности («торговли людьми»), вероятно, не является подходящим способом решения проблемы крупномасштабной миграции. Более того, существуют несоответствия в способах применения национальных определений преступления торговли людьми как в целях предотвращения, так и в целях защиты.

скачать ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ статьи на английском

Заметки:

[1]      Все ссылки на «Бенин» в этой статье относятся к Республике Бенин в Западной Африке, а не к городу Бенин в соседней Нигерии, который также является местом происхождения значительного числа жертв торговли людьми.

[2]      Опубликованные Международной организацией труда оценки количества детей, занятых детским трудом, показывают, что в 2016 году в мире насчитывалось 152 миллиона работающих детей, из которых почти половина — в «наихудших формах» детского труда, а более четырех миллионов — в принудительном (МОТ, Глобальные оценки детского труда: результаты и тенденции 2012–2016 гг. , Женева, 2017 г.). Обзор МОТ тенденций с 2000 года показывает, что, если темпы сокращения, достигнутые в период с 2012 по 2016 год, сохранятся, к 2025 году все еще будет 121 миллион работающих детей (МОТ, Прекращение детского труда к 2025 году: обзор политики и программ. Резюме , Женева, 2018 г.).