горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.

Мнения секс-работниц о влиянии имплементации «Шведской модели» в Законодательство Канады

30 Сен 2020 03:09:29
0
комментариев

Предлагаем вашему вниманию выдержки из Канадского исследования о последствиях имплементации «Шведской модели» на жизнь секс-работниц. Полное исследование, основанное на более чем 30-ти расширенных личных интервью с секс-работницами Ванкувера под названием «Криминализация клиентов: воспроизведение уязвимости к насилию и плохого состояния здоровья среди уличных секс-работниц в Канаде» (2014 год) находится по ссылке.

Продолжение полицейского преследования в отношении лиц, покупающих сексуальные услуги

Рассказы секс-работниц показали, что, хотя полиция пока что терпимо относится к деятельности, связанной с оказанием сексуальных услуг в двух отдельных разделенных зонах Ванкувера, где это фактически делается, клиенты продолжают подвергаться риску полицейского преследования. При этом, согласно официальной полицейской статистике, количество преступлений, связанных с секс-работой, выросло с рекордно низкого уровня в 47 в 2012 году до 71 в 2013 году. Это представляет собой 51% прирост числа преступлений, связанных с проституцией, после того как в январе 2013 года были опубликованы новые руководящие принципы VPD (Vancouver Police Department) по борьбе с проституцией.

Большинство секс-работниц сообщают, что клиенты рискуют быть остановленными полицией еще до фактического заключения сделки, во время полицейского патрулирования известных районов секс-работы. Однако рассказы секс-работниц показали, что самым рискованным временем для привлечения внимания полиции был момент, когда женщины садились в автомобиль потенциального клиента. В некоторых случаях полиция использовала обвинения, не связанные с проституцией (например, нарушение правил дорожного движения), как средство остановки автомобиля и преследования клиентов. Женщины заявили, что, хотя раньше они были основной целью полиции, последние случаи в целом заканчивались тем, что полиция разрешала секс-работницам уходить, зачастую без проверки наличия неисполненных ордеров. Клиентов полиция задерживала и выносила предупреждение или штраф.

«Прямо сейчас, когда они [полиция] останавливает тебя, они позволяют тебе уйти — девушку отпускают, парня задерживают. Прежде чем они разделят вас, а затем проведут большое расследование, они попытаются поймать вас на лжи или запугать, заставить нервничать и скажут вам, что вы можете получить больше обвинений» — Рут, трансгендерная женщина, секс-работница.

«Одному из моих постоянных клиентов они выписали пятьсот долларов штрафа за нарушение общественного спокойствия.  Они просто появляются из ниоткуда, верно? Да, я думаю, это было просто наказанием, понимаешь, о чем я? Итак, я видела этого парня несколько раз после того и он говорил, что собирается сопротивляться, и хотел, чтобы я была свидетелем, а потом, я думаю, он подумал, блин, нет. Он сказал мне, что заплатил онлайн, и я думаю, что у него есть семья и все такое, и он просто хотел, чтобы все закончилось» — Джессика, цисгендерная женщина, секс-работница.

Криминализация клиентов: ограниченный эффект для сдерживания секс-работы

Секс-работницы предсказуемо свидетельствуют о том, что, когда полиция преследует клиентов, клиенты не хотят покупать секс на улице.

«Никто не остановится, если рядом с вами будет машина, полицейская машина. Если они увидят свет, они исчезнут. Вы можете увидеть разницу в трафике. Их просто больше нет» — Селина, трансгендерная женщина, секс-работница.

Некоторые секс-работницы, однако, считали, что вместо того, чтобы мешать клиентам покупать секс, присутствие полиции приводит к тому, что потенциальные клиенты ищут секс-работников в другом районе города.

«Как только парень, который ищет женщину, видит поблизости полицейского, ему становится не по себе. Так что он поедет в другой район и где-нибудь найдет другую женщину» — Ребекка, цисгендерная женщина, секс-работница.

Для участников этого исследования реальность жизни в условиях нищеты и маргинализации, зачастую в сочетании с употреблением запрещенных психоактивных веществ, означала, что даже в тех случаях, когда полиция преследует клиентов, секс-работники продолжают работать чтобы прокормить себя. Этнографические наблюдения и рассказы секс-работниц показали, что действия полиции в отношении клиентов не оказывают никакого влияния на удержание женщин от участия в уличной секс-работе. В действительности для многих секс-работниц давление на клиентов заставляло их проводить больше времени на улице, чтобы заработать. Таким образом, вопреки целям криминализации клиентов, ограничение возможностей секс-работниц взаимодействовать с потенциальными клиентами не привело к сокращению уличного секс-бизнеса для этих женщин. Напротив, доступ к меньшему количеству клиентов означал, что было труднее зарабатывать доход, и секс-работников заставляли принимать клиентов или услуги (например, секс без презерватива), от которых они в противном случае отказались бы из соображений безопасности; это напрямую увеличивало риски физического и сексуального насилия и ухудшения здоровья, включая заражение ВИЧ/ИППП.

Мнения секс-работниц:

«Пока они преследуют клиентов, я должна держаться подальше. […] В то время как если бы нас не преследовали, мы могли бы быть более разборчивыми в том, когда мы садимся (в машину), с кем мы вступаем (в связь), вы понимаете, что я имею в виду? Из-за того, что мне было так холодно и меня преследовали, я села в машину, в которую обычно я бы не стала садиться. Парень не сразу посмотрел мне в лицо. И я просто прыгнула, потому что мне было холодно и я устала стоять там. И знаете, он что-то прижал к моему горлу. И мне пришлось это делать бесплатно..» — Виолет, цисгендерная женщина, секс-работница.

«Меня бесит то, что они [полиция] постоянно околачиваются вокруг меня, потому что, по сути, все сводится к тому, чтобы я находилась снаружи кратчайшее время, чем меньше я нахожусь на улице, тем лучше мне платят. Но вы [полиция] стоите там, портите мой бизнес и пугаете клиентов. Чем дольше я там, тем выше мои шансы заболеть, быть изнасилованой, ограбленой, избитой» — Лиза, цисгендерная женщина, секс-работница.

«Конечно никто [из клиентов] не собирается останавливаться рядом полицией. И я не идту домой. Так что они [полиция] ничего не делают, они просто держат меня там дольше. На самом деле, если бы они просто оставили меня в покое, я бы пошла на свидание и пошла домой, и они бы меня не увидели. Но так я остаюсь там часами, потому что я не пойду домой с пустыми руками, поэтому я не знаю, чего, по их мнению, они действительно добиваются» — Шарлин, цисгендерная женщина, секс-работница.

Криминализация клиентов серьезно ограничивает обеспечение стратегии безопасности секс-работников

Наши результаты показывают, что стратегии криминализации и полицейского надзора, нацеленные на клиентов, множат вред, причиненный более широкой криминализацией секс-работы. Анализ распространенности физического и сексуального насилия на рабочем месте в отношении уличных секс-работниц в Ванкувере не выявил статистически значимых изменений в уровнях насилия после проведения соответствующей политики (OR = 1,05, 95% ДИ от 0,70 до 1,58; p = 0,804). Ожидаемого уменьшения не произошло, скорее происходит медленное ухудшение. В частности, за 8-месячный период постполитики 24,6% (58/236) секс-работников испытали на работе физическое и сексуальное насилие (по сравнению с 23,7% (65/275), опрошенных за 8-месячный предполитический период в 2012 году), из них 22% сообщили о физическом насилии, а 14% подверглись изнасилованию после введения новой политики (по сравнению с 19,3% и 15,6%, соответственно).

Качественный анализ рассказов секс-работников выявил три ключевых механизма, с помощью которых криминализация и преследование клиентов со стороны полиции продолжали серьезно влиять на способность секс-работников согласовывать свои условия труда и сделки с клиентами, включая защиту от насилия и ВИЧ/ИППП.

Проблема 1. Невозможность проверять клиентов и обсуждать условия сделок

В рассказах секс-работниц подчеркивается, что в контексте того, что клиенты по-прежнему остаются мишенями полиции, в интересах клиентов и секс-работниц не допускать, чтобы полиция остановливала их. Поэтому секс-работницы по-прежнему вынуждены серьезно ограничиваться в отборе или отказываться от проверки потенциальных клиентов, или согласования условий сделок в сфере сексуальных услуг до того, как садиться в транспортное средство. В дополнение к поспешной посадке в автомобиль потенциального клиента участницы сообщили, что в целях уменьшения риска привлечения внимания полиции, потенциальные клиенты указывают им на переулок подальше от главной улицы с ограниченным освещением, чтобы позволить им сесть в автомобиль незамеченными полицией. Таким образом, работа полиции с клиентами напрямую подрывает способность секс-работниц проверять потенциальных клиентов, в том числе проверять листы «плохого свидания» на предмет прошлых насильственных действий, обнаруживать возможное оружие или интоксикацию. Это также затрудняет согласование условий сделок, в том числе даты проведения, размера платы, видов сексуальных услуг и использования презервативов, перед посадкой в ​​транспортное средство. Эти методы проверки и согласования условий сделок были задокументированы как критически важные для способности секс-работниц контролировать свое здоровье и безопасность, включая защиту от насилия и заражения ВИЧ/ИППП.

Мнения секс-работниц:

«Ну, обычно я пытаюсь сразу запрыгнуть в машину, правильно?  Потому что я не хочу, чтобы меня видели обсуждающей что-то, на случай, если мимо проедет коп. [… ] Я запрыгну, а потом мы сможем договориться и поговорить, понимаешь? Сначала я хочу убедиться, что никто не следит за нами или что-то в этом роде» — Мария, цисгендерная женщина, секс-работница

«Чтобы избежать полиции, они [клиенты] проезжают пару раз и указывают пальцем. Они указывают на место, где никто не проезжает. Итак, они указывают и это означает, что надо идти за их машиной, а затем они остановятся […] Они едут в другое место в переулке или что-то в этом роде. Они просто оставляют нечто наподобие открытого окна, а потом ты просто заходишь. [Но не могли бы вы сначала поговорить с ними?] Ну так не получается, когда они пытаются избежать полиции, вы просто садитесь в машину, правильно (!?)» — Джейн, трансгендерная женщина, секс-работница.

«Иногда парень подъезжает и просто машет рукой или указывает, чтобы пойти по переулку, или что-то в этом роде где-нибудь еще, где он может меня забрать. [Как это повлияет на вашу безопасность?] Никогда не знаешь, кто это. И вы не можете увидеть его лицо, не можете увидеть ничего, что могло бы быть у них в руке пистолет или… Вы понимаете, что я имею в виду, они могут быть немного пьяны или что-то в этом роде, если вы действительно не можете их очень четко видеть, понимаете? И ты не можешь сказать «привет» или что-то еще, прежде чем сесть в машину. Тебе нужно просто поторопиться, пока не придут копы» — Лаура, цисгендерная женщина, секс-работница.

До введения политики VPD полиция часто проводила тайные операции с целью преследования секс-работников и их клиентов. Эта практика по-прежнему влияет на ведение дел секс-работников и, в контексте постоянной криминализации клиентов, скрытые операции негативно влияют на способность секс-работников проверять своих клиентов или согласовывать условия сделок. Рассказы участниц показали, что вместо того, чтобы пытаться оценить безопасность посадки в автомобиль потенциального клиента и согласовать условия сделки, первоначальное взаимодействие с клиентом продиктовано определением того, не является ли секс-работник полицейским под прикрытием. Обычно при этом клиент и секс-работник прикасаются друг к другу, поскольку считается, что сотрудникам полиции под прикрытием не разрешается вступать в физический контакт, не называя себя полицейскими.

«Обычно, когда тебя приглашают, ты спрашиваешь: Ты полицейский? Нет, а ты? Нет. Докажите это. И вы касаетесь друг друга, чтобы убедиться (в этом), верно? Потому что копы не могут этого сделать. Так что это правило: если вы работаете под прикрытием, вы не можете никого трогать» — Марта, цисгендерная женщина, секс-работница.

Проблема 2. Перемещение в изолированные районы

В сообщениях секс-работников также указывается, что в контексте продолжающейся криминализации клиентов многие клиенты требуют участия в секс-услугах вдали от известных мест секс-работы, где усилено присутствие полиции. Участники сообщили, что пребывание наедине с клиентами зачастую в неизвестных, уединенных, промышленных районах, где мало шансов на помощь, подвергает женщин повышенному риску насилия и изнасилования, и снижает их способность вести переговоры о сделке на их условиях, повышая их риски при отказах клиентов от использования презервативов и, соответственно заражения ВИЧ/ИППП.

Мнения секс-работниц:

«Клиенты беспокоятся [о полиции]. Как и я, я не люблю выходить за пределы района, это правда. Потому что ты знаешь, что ты ничего не можешь сделать, если парень окажется сволочью. […] Да, я устраиваю свидания, не идя туда, где должна быть, потому что они (клиенты) боятся копов. [Так ты иногда откладываешь свидания?] Да, иногда, но не всегда, потому что, когда мне действительно нужны деньги, я, может быть, попробую пойти. Но сначала я просто пытаюсь их хорошенько прочувствовать» — Джейн, трансгендерная женщина, секс-работница.

«Клиентов беспокоит полиция. Чтобы избежать полиции, они хотят переехать в другой район. Я не хочу выходить из своей зоны. […] Как только вы выберетесь со своей територии, как будто вы знаете их территорию, для меня (будет все) труднее, потому что это их зона комфорта, поэтому они действуют там по-другому, вы понимаете, о чем я. Да, это никогда не заканчивается хорошо» — Сандра, цисгендерная женщина, секс-работница.

Проблема 3. Невозможность обращения к полиции за защитой

Основная цель руководства по обеспечению соблюдения законов полиции — способствовать установлению более доверительных отношений между секс-работниками и полицией и уделять приоритетное внимание безопасности секс-работников при любом взаимодействии с полицией. Отличительной особенностью многих рассказов секс-работниц было то, что полиция, интересующаяся их безопасностью, в лучшем случае воспринималась как помеха, а в худшем — как форма преследования со стороны полиции. В контексте того, что клиенты по-прежнему являются мишенью для полиции, рассказы секс-работниц свидетельствуют о том, что полиции трудно выполнить поставленную перед ней задачу по обеспечению безопасности. Даже разговоры между секс-работницей и полицией могут иметь дестабилизирующий эффект, поскольку любое полицейское взаимодействие может вызывать подозрение, что секс-работник может быть полицейским под прикрытием.

Аналогичным образом важным аспектом безопасности секс-работниц является возможность сообщать в полицию о краже, насилии и сексуальных домогательствах. Однако в настоящее время большинство секс-работниц высказывают сомнения относительно сообщения о таких инцидентах в полицию. Многие секс-работницы, опираясь на историческую дискриминацию и жестокое обращение со стороны полиции, сомневались в том, что полиция серьезно отнесется к их жалобам, и заявили, что продолжающаяся криминализация клиентов представляет собой серьезное препятствие для сообщения в полицию о насилии, поскольку любая информация о том, где они работают, может быть использована для усиления стратегии давления, нацеленной на клиентов.

Мнения секс-работниц:

 «Если клиенты видят, что вы разговариваете с полицейскими, они не заберут тебя. [Когда полиция разговаривает со мной] они уважительны, но они знают, что зря тратят мое время. Они могут делать все, что захотят. Они тут просто все разваливают к чертям собачьим..» — Селина, трансгендерная женщина, секс-работница.

 «Нет, я бы никогда не пошла к полицейским [заявить о насилии]. Потому что это выглядит так, будто мы не должны быть там, как будто мы не можем позаботиться о себе. Мне кажется, что если я пойду и сообщу о некоторых из этих вещей, это принесет больше вреда работе, чем пользы. Так что я этого не делаю. По сути мы должны сами заботиться о себе. И начнем с того, что они не очень-то нас любят..» — Роуз, цисгендерная женщина, секс-работница.

«Мне нужна была помощь полиции с плохими свиданиями, а они абсолютно ничего не сделали. Тот факт, что это не легализовано нормально, не дает вам возможность что либо сделать, понимаете» — Шарлин, цисгендерная женщина, секс-работница.

На фото: уличные секс-работницы Ванкувера (фото с открытых информационных порталов Ванкувера, Канада)