горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Объясняем, как работает легальная проституция в Неваде

2 Фев 2022 02:02:20
0
комментариев

Статья опубликована на портале газеты The Nevada Independent 27 мая 2018 года.

Уникальный статус Невады как единственного штата в США с легализованной проституцией вновь оказался в центре внимания, поскольку в последнее время здесь неожиданно возобновились усилия по запрету публичных домов, при том, что самый известный оператор публичных домов Невады решил провести кампанию за место сенатора в Ассамблее штата.

«Вероятно, Невада — это последний штат в США, в котором люди живут и дают жить другим, а я именно такой человек, — написал в своей биографии 2015 года Деннис Хоф (Dennis Hof), владелец сети публичных домов, претендующий на место в Законодательном собрании штата.

Однако туристы, стремящиеся воспользоваться всеми пороками штата, должны остерегаться: в Неваде есть строгие ограничения на то, где секс может быть продан, и даже люди, которые работали в борделях, не всегда сходятся во мнении, является ли модель Невады удачной.

Вот некоторые вещи, которые вы должны знать о легальной проституции в Неваде:

Насколько давно проституция в Неваде является легальной?

Самые ранние публичные дома штата относятся к временам добычи полезных ископаемых в Неваде в 19 веке. В других частях страны продажа секса не была широко запрещена до 20-го века, но подпадала под запреты на бродяжничество и за «работу на улице», ограничивавших деятельность проституток за пределами закрытых публичных домов.

Движение против проституции после Гражданской войны в 19-м веке было тесно связано с отменой рабства и началось с усилий по борьбе с лицензированием домов проституции во многих штатах, согласно истории, представленной в рамках решения девятого окружного суда по вопросу о рекламе публичных домов. С 1911 по 1915 год была принята волна законов против людей, которые наживались на том, что вовлекали женщин и девочек в проституцию.

Но Невада стояла в этом вопросе до конца, публичные дома открыто функционировали и с ними «мирились», даже если они не были прямо разрешены, на протяжении десятилетий. Тем не менее, только когда Комиссия округа Стори (Storey County) официально санкционировала публичный дом Джо Конфорте на ранчо Мустанг (Joe Conforte’s Mustang Ranch Brothel) в 1971 году, только тогда в Неваде появился первый легальный публичный дом. Данную информацию подтвердил историк Гай Роша (Guy Rocha) в Reno Gazette-Journal.

Где это законно?

Закон штата Невада запрещает приставание к мужчинам на улице, сводничество и проституцию, если это не происходит в лицензированном доме. Закон штата запрещает лицензированные публичные дома в округах с населением 700 000 и более человек (в настоящее время под данную категорию подпадает округ Кларк, где находится город Лас-Вегас).

Только в 10 округах Невады проституция разрешена, да и то только в лицензированных публичных домах. Округ Черчилль (Churchill County) разрешает проституцию, но последняя лицензия на бордель была отозвана в 2004 году.

В округах Эсмеральда, Ландер, Минерал, Най и Стори (Esmeralda, Lander, Mineral, Nye and Storey County) открыты публичные дома. Элко, Гумбольдт, Лион и округ Уайт-Пайн разрешают публичные дома только в некоторых объединенных сообществах.

Проституция запрещена в округах Кларк, Уошо, Карсон-Сити, Першинг, Дуглас, Юрика и Линкольн (Clark, Washoe, Carson City, Pershing, Douglas, Eureka and Lincoln counties). В эту же запретную категорию входят города Лас-Вегас и Рино, а также столица штата.

Сколько публичных домов в Неваде?

Подсчет, проведенный в начале мая 2018 года газетой L.A. Times, показал, что в Неваде на сегодня действует 20 борделей.

В округе Най (Nye County) их четыре, в том числе два принадлежат Деннису Хофу. В округе Лион (Lyon County) их также четыре, и все они также принадлежат тому же Хофу.

People stand outside the Chicken Ranch brothel in Pahrump on Thursday, April 19,2018. (Jeff Scheid/The Nevada Independent)

Есть также одно заведение в округе Стори (Storey County), это ранчо Мустанг в Спарксе; один публичный дом в округе Минерал (Mineral County), это бордель «Дикая кошка» в Мине; два в округе Уайт-Пайн (White Pine County) — бордели Stardust Ranch и Big 4 Ranch в Эли; один бордель в округе Ландер (Lander County) — Hot Desert Club Girls в Батл-Маунтин; и семь в округе Элко (Elko County): ранчо «Голубиный хвост», а также бордель и бар Шэрон в Карлине, клуб джентльменов «Роза пустыни», D&D Инес, ранчо Моны и фэнтезийный клуб Сью на ранчо гасиенды Элко и Беллы, а также ранчо Донны в Уэллсе.

Облагает ли Невада проституцию налогом?

Хотя публичные дома и секс-работники платят государственный сбор за лицензию на ведение бизнеса, акцизный налог на секс работу не взимается.

В 2009 году тогдашний сенатор-демократ от штата Боб Коффин (Sen. Bob Coffin) представил законопроект о применении налога в размере 5 долларов в день для клиентов, покупающих секс услуги. Ожидалось, что ежегодные 400 000 клиенто-дней с легальных публичных домах Невады благодаря этому законопроекту принесут 2 миллиона долларов в казну штата. Однако Законопроект не прошел голосование в комитете и не был принят на Законодательном собрании, хотя секс-работницы и другие представители индустрии высказались в поддержку введения налога. Губернатор-республиканец Джим Гиббонс (Republican Gov. Jim Gibbons) ранее выразил свое неодобрение законопроекту, заявив NPR (National Public Radio): «Я не сторонник легализации проституции в Неваде. Облагая ее налогом, вы признаете ее законность. И это все, что я хочу сказать.»

Пыталась ли Невада положить конец легальной проституции?

В 2011 году тогдашний сенатор-демократ Гарри Рид (Harry Reid) в речи перед законодателями штата призвал членов законодательного органа запретить проституцию.

«Невада должна быть известна как первый штат для инноваций и инвестиций, а не как последнее место, где проституция все еще легальна», — заявил он, добавив, что встречался с приезжавшими в страну бизнес-лидерами, которые были потрясены, узнав, что в округе Стори (Storey County) все еще функционируют публичные дома.

Но законодатели так и не взялись за это дело, и губернатор Брайан Сандовал (Gov. Brian Sandoval) постановил, что этот вопрос должен решаться отдельными округами (графствами) в частном порядке.

Весной 2018 года возникло новое движение за запрет секс-работы в некоторых графтствах. Тогда предпринимались серьезные усилия по запрету проституции в графствах Лион и Най посредством голосования в масштабах округов.

Можно ли рекламировать публичные дома?

Закон штата Невада запрещает рекламу публичных домов в юрисдикциях, где проституция запрещена местными постановлениями или законами штата. В юрисдикциях, где публичные дома разрешены, их реклама запрещена «в любом общественном месте, на общественных улицах любого города или на любой общественной дороге».

Сколько стоят услуги?

Цена варьируется. Работники публичных домов утверждают, что договариваются с клиентами о своих собственных ставках на «вечеринки» или сексуальные встречи, исходя из того, что клиенты выбирают из меню услуг.

Девушка проводит клиента в свою комнату, договаривается о цене и получает оплату, прежде чем предложить услугу. Кристина Паррейра (Christina Parreira), работающая в одном из борделей Хофа, рассказала The Nevada Independent, что обычно не вступает в половую связь с клиентом менее чем за 1000 долларов.

Более длительные взаимодействия, такие как ночевка или «Знакомство с девушкой», включающие свидания и прочие действия не сексуального характера, могут стоить около 1000 долларов в час. Хоф описал в автобиографии подробности о мужчинах, которые щедро платили за «вечеринки», которые могли длиться дни, недели или даже месяцы, причем одна из таких вечеринок стоила более 2 миллионов долларов и продолжалась пять месяцев.

Т. Дж. Мур (T.J. Moore), ранее работавшая гувернанткой, а затем в качестве мадам в борделе Love Ranch South с 2013 по 2015 год, утверждает, что девушки обычно стараются договориться о минимальной цене и не опускаться ниже. Но иногда они нарушают соглашение, потому что им необходима конкретная сделка.

Мур сказала, что секс часто стоил от 300 до 400 долларов, хотя мог стоить и меньше. Она отметила, что однажды заказала «вечеринку» всего за 80 долларов.

Сколько платят секс-работницам?

Работницы Денниса Хофа утверждают, что половину своего заработка они оставляют себе, а другую половину получает компания, но они также должны платить за аренду, питание, транспорт и другие расходы, связанные с работой публичного дома.

Секс-работницы также должны платить за еженедельные тесты на ЗППП и регистрационные карточки секс-работников, стоимость которых различается в зависимости от округа. Округ Най (Nye County) взимает с секс-работниц 150 долларов каждый квартал за регистрацию, плюс еще 150 долларов ежегодно. В текущем квартале в округе зарегистрировано 97 проституток.

Работницы являются независимыми подрядчиками и получают лицензии на ведение бизнеса в штате Невада.

«Они работают так же, как и любой другой бизнес с независимой лицензией», — написал Хоф в своей книге. «Они не получают пособий по болезни, отпускных или выхода на пенсию, и они несут ответственность за свои собственные налоги».

Некоторые предприниматели, такие как Мур, критически относятся к тому, чтобы назвать договоренность «независимой», ссылаясь на политику, регулирующую, когда девушки могут покидать помещения, и на давление со стороны работодателей с целью заставить секс-работниц агрессивно рекламировать себя на онлайн-форумах.

Какой доход приносят публичные дома местным органам власти?

Это варьируется в зависимости от округа.

В 2017-м финансовом году округ Най (Nye County) собрал 141 779 долларов дохода от регистрационных карточек рабочих и лицензионных сборов публичных домов.

Сами публичные дома округа Най платят разные лицензионные сборы в зависимости от размера. Бордели до пяти проституток платят чуть более 2300 долларов в квартал. Бордели, в которых одновременно работают 26 или более девушек, будут платить 46 900 долларов в квартал.

Бордели округа Лион (Lyon County) платят от 20 000 до 26 000 долларов в квартал в виде лицензионных сборов, в зависимости от того, сколько комнат находится в бизнесе. В итоге за год округ получает около 384000 долларов за лицензии борделей, лицензии на продажу спиртных напитков и лицензии на ведение бизнеса.

«Эти налоги поддерживают врачей, полицию, скорую помощь и даже государственные школы», — отмечает Хоф.

Sheri’s Ranch brothel in Pahrump is seen on Thursday, April 19,2018. (Jeff Scheid/The Nevada Independent)

Сколько лет должно быть потенциальной секс-работнице в штате Невада, чтобы легально получить работу?

Это зависит от округа. Например, округ Най требует, чтобы секс-работницы были не моложе 21 года. В округе Лион им должно быть не менее 18 лет.

На что это похоже?

Паррейра, будучи докторанткой Невадского университета в Лас-Вегасе UNLV, воспользовалась случаем и провела исследование для своей диссертации. Владельцы Alien Cathouse заявили, что она может проводить свои исследования, пока продолжает работу в борделе в качестве секс-работницы, чем она и воспользовалась в 2014 году.

«У меня никогда раньше не было секса за деньги… и я не думала, что смогу это сделать», — сказала Паррейра газете The Nevada Independent в интервью для подкаста.

Но Паррейра, которая раньше занималась экзотическими танцами и снималась на веб-камеру для взрослых, сказала, что её работа в борделе была просто работой, хотя и обеспечивала общение и секс в качестве услуг. Работа в борделе для нее оказалась «очень веселой» и она наслаждалась «семейной атмосферой» в Alien Cathouse.

Она рассказала, что обычный день в борделе начинается в 11 часов утра. К этому времени секс-работницы должны быть «готовы к выступлению», что означает, что они уже вымыты, причесаны и одеты в нижнее белье — это необходимо для того, чтобы быть выбранными клиентом. Когда приходит клиент, женщины выстраиваются в ряд, чтобы человек мог выбрать, с кем он хочет «повеселиться».

«Это тяжелая работа», — отметила в книге Хофа мадам Сюзетт Колетт Коул (Madam Suzette Colette Cole) с ранчо Moonlite Bunny Ranch. «Каждый приход для клиента — праздник, но девушкам бывает тяжело как физически, так и психологически. Одно только выстраивание в ряд может быть эмоционально очень тяжелым. Клиент за клиентом приходит, а новую девушку не выбирают, и она начинает чувствовать себя скверно».

Хоф также отметил в книге, что одним из его основных принципов является обеспечение того, чтобы девушки могли отказывать клиентам, если они этого захотят. Паррейра и Руби Рэй (Ruby Rae), работающая в одном из борделей Хофа, настаивают на соблюдении этого принципа.

«В публичных домах у нас всегда есть выбор, кому мы скажем «да», а кому «нет», — написала Рэй в статье для The Nevada Independent.

Большая часть работы выполняется в Интернете, секс-работницы часто размещают сообщения на досках объявлений публичных домов, чтобы привлечь потенциальных клиентов. Секс-работниц в борделях Хофа предупреждают, чтобы они не обсуждали цены за пределами штата – это важно для соблюдения законов штата и федерального законодательства.

Нравится ли секс-работницам их работа?

Женщины, которые работают или работали в публичных домах Невады и согласились дать интервью The Nevada Independent, разошлись во мнениях.

Например, Лекси Джеймс (Lexi James) из Love Ranch North поддерживает секс-работу и даже присутствовала на заседании комиссии округа Лион (Lyon County), выступая против усилий по закрытию борделей.

«Они пытаются сказать, что спасают наши жизни, но на самом деле они как раз пытаются спасать наши души. А я в порядке. У меня очень близкие отношения с Богом. Мне не нужно, чтобы кто-то из религиозных вмешивался и говорил мне, что я зарабатываю на жизнь неправильно», — сказала она. «То, чем я занимаюсь, — это не секс. Я продаю любовь. Я предоставляю услуги клиентам с ограниченными возможностями, вдовцам, разведенным, помогаю парам оживить отношения».

Кара Рейн (Cara Rain), еще одна из действующих секс-работниц, сказала, что избиратели, решающие судьбу публичных домов, должны узнать об этом больше.

«Я думаю, что им нужно полностью изучить все это», — сказала она. «Я выбрала эту профессию, никогда не работая в секс-индустрии, и я здесь полностью счастлива».

Но, вместе с тем, Мур отмечает, что иногда реальный опыт бывает не таким гламурным, как тот, что был показан в реалити-шоу от HBO «Cathouse». (Cathouse: The Series был телесериалом HBO, в котором рассказывается о профессиональной жизни работников Moonlite BunnyRanch, легального публичного дома в Неваде.) Она часто сталкивалась со случаями, когда в бизнес приходили девушки с проблемами злоупотребления психоактивными веществами и тяжелым экономическим положением, в результате чего им трудно было заработать приличные деньги.

«Я действительно думала, что это лучшее место для девочек», — сказала она. «Но я передумала увидев, как они приходят и уходят в не лучшем состоянии».

Хоф признал в книге, что у многих из его работниц было темное прошлое.

«Мне постоянно задают один и тот же вопрос: «Какая девушка может стать проституткой?» — Конечно всякие девушки бывают. Но, если быть честным, некоторые из них приходят из довольно дерьмовых семей. У меня было много девушек, которые подвергались насилию», — сказал он.

Дайана Грандмезон (Diana Grandmaison), бывшая порноактриса, которая в 2009 году около четырех месяцев проработала в индустрии легальных борделей в Неваде, сказала, что зарплаты едва хватало на то, чтобы прожить, а опыт был унизительным. Она сказала, что за годы работы она изменила свое мнение и теперь настроена полностью против секс-работы, — легальной или какой-либо другой.

«Назначение цены человеку или части его тела для меня бесчеловечно», — сказала она. «Теперь я полностью против этого, я хочу, чтобы все это было закрыто, и я хочу, чтобы это было незаконно по всей стране и по всему миру».

Текст: Мишель Ринделс (Michelle Rindels) — помощница редактора и штатный репортер газеты The Nevada Independent.

Сони Браун, Меган Мессерли и Дэниел Ротберг также внесли свой вклад в этот отчет.