горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.
+38(050) 450 777 4 +38(067) 450 777 4

Поговорите с секс-работниками и вы поймете почему секс-работа — это работа

15 Май 2020 02:05:44
0
комментариев

Глобальный Альянс Против Торговли Женщинами (GAATW — Global Alliance Against Traffic in Women) был основан в 1994 году группой феминисток и защитников прав женщин, главным образом, с Глобального Юга. Будучи студентками, активистками, просительницами убежища или мигрантками на Глобальном Севере, они стали свидетельницами борьбы своих соотечественниц с гораздо меньшими привилегиями, чем их собственные. И будучи добровольными опекунами, переводчицами, интервьюерами и адвокатами в судах, матери-основатели GAATW слышали истории о женщинах-мигрантках из рабочего класса, странствовавших в поисках средств к существованию.

Как правило, женщины рассказывают истории о трудных ситуациях: о нарушенных обещаниях агентов, о невыносимых условиях труда и финансовой нищете. Их истории, как бы трудно это ни было нам слушать, свидетельствовали о мужестве, предприимчивости и решимости женщин, и бросали вызов стереотипу «жертвы торговли людьми», преобладающему на Глобальном Севере.

Торговля людьми и секс работа

GAATW всегда были союзницами движения за права секс-работников. Будучи феминистками и правозащитницами, наши матери-основательницы считали для себя естественным поддерживать самоорганизацию среди этой группы женщин. Вначале некоторым было не по себе от мысли, что «секс-работа — это работа». Однако их постоянное взаимодействие с отдельными секс-работницами и молодыми коллективами заставляло их сомневаться в своих убеждениях.

Несколько месяцев назад я встретил активистку феминистского движения в Таиланде, которая сейчас работает в области сексуального и репродуктивного здоровья и прав. Она объяснила, что она была близка к GAATW с самого начала, и что еще в 1980-х она хотела спасти тайских секс-работниц в Нидерландах. К ее удивлению, они сказали ей, что не хотят, чтобы их спасали. Они не возражали обменивать секс на деньги, но хотели бы зарабатывать больше и работать в лучших условиях. Если бы она могла помочь им с этим, они были бы ей благодарны. Это и другие подобные взаимодействия изменили ее взгляды на секс-работу и секс-работников.

Когда она рассказала мне эту историю, я вспомнил кое-что из того, о чем Лин Лап Чу (Lin Lap Chew), одна из основательниц GAATW, написала в разделе «Торговля Людьми и Переосмысленная Проституция» об эволюции ее собственных взглядов в то время: «Я [была] убеждена, что я не против женщин работающих проститутками, но была уверена в том, что патриархальный институт или проституция должны быть ликвидированы», — написала она. «Но вскоре, через прямой и регулярный контакт с женщинами, занимающимися проституцией я узнала, что […] единственный способ покончить со стигмой и маргинализацией проституток — это принять работу, которую они выполняют. Именно так – принять это как форму работы».  Она закончила свое выступление замечанием о том, что «личная борьба дла меня заключалась в том, чтобы преодолеть господствующее нравственное лицемерие, в котором я была социализирована».

Регулярные беседы с секс-работниками заставили этих преданных активисток изменить их взгляды с «проституция — это патриархальное насилие над женщинами» на «секс-работа — это работа». Конечно, такая трансформация происходит не всегда, и я долго задавался вопросом, почему? У меня нет ответа и, вероятно, никогда не будет. Я подозреваю, что дело в том, что некоторые люди просто больше доверяют своим любимым академическим теоретикам, таким как Кэтлин Барри, чем словам реальных женщин в секс-работе.

Сотрудники международного секритариата GAATW в офисе в Бангкоке

Секс-работа как работа, права секс-работников как права трудящихся

Поддержка движения за права секс-работников со стороны GAATW основана на нашей убежденности в том, что женщины лучше способны бросить вызов власти и добиться перемен, когда они объединяются для коллективного анализа собственного положения в обществе. Это верно как для работников секс-бизнеса, так и для женщин из числа коренного населения, далитов (Неприкаса́емые — общее наименование ряда каст, занимающих самое низкое место в кастовой иерархии Индии), женщин-мигранток или жертв торговли людьми, фермеров, домохозяек и продавщиц на улицах и рынках. Для нас большая честь быть солидарными с их борьбой. Мы не претендуем на то, чтобы выступать от их имени, и GAATW никогда не возглавит кампанию по декриминализации секс-работы. Но мы будем поддерживать тех, кто это делает.

Тем не менее, мы призываем наших партнеров в области прав женщин, трудовых прав, прав мигрантов и борьбы с торговлей людьми взаимодействовать с секс-работниками в рамках более широкой борьбы за права человека и права трудящихся. Даже те, кто презирает секс-работников, должны согласиться с тем, что те, кто в этой сфере, должны быть свободны от насилия и стигматизации. Они должны также согласиться с тем, что все рабочие места должны иметь достойные условия труда, независимо от характера работы. Желать чего-либо другого – означает утверждать, что секс-работники должны сталкиваться с насилием, стигмой и жестоким обращением на работе, потому что их средства к существованию вызывают моральные вопросы, — это странная позиция. Как сказал мне однажды коллега из другой организации: «У меня нет особых чувств к швейной промышленности. Но я хочу, чтобы рабочие, которые делают одежду, делали это в хороших условиях».

«Личная борьба для меня заключалась в том, чтобы преодолеть господствующее нравственное лицемерие, в которое я была социализирована» — Лин Лап Чу (Lin Lap Chew), мать-основательница GAATW

GAATW не отделяет «торговлю людьми для сексуальной эксплуатации» от «торговли людьми для трудовой эксплуатации» (или «торговли людьми на сексуальной почве» от «трудовой торговли людьми», как говорят в США), как это делают большинство организаций. При необходимости мы указываем, говорим ли мы о торговле людьми в секс-индустрии, домашней работе, строительстве, сельском хозяйстве, рыболовстве и т. д. Это может показаться незначительным и неважным, но это не так. Язык формирует мысль. Проведение грани между «сексуальной эксплуатацией» и «трудовой эксплуатацией» само по себе предполагает, что секс-работа — это не работа. Любой, кто согласен с тем, что секс-работа — это работа, должен избегать ссылок на различные формы торговли людьми. В частности, американские активисты, журналисты, исследователи и другие лица, занимающиеся вопросами безопасности секс-работников, должны полностью прекратить использование термина «секс-торговля людьми».

Мы придерживаемся той же стратегии в нашей работе по взаимному обучению и обмену знаниями. Истории женщин-мигранток и женщин, ставших жертвами торговли людьми, поразительно похожи, независимо от того, в какой отрасли они эксплуатируются. Все они говорят об обманщиках агентах и посредниках, об ограничении свободы передвижения, о физическом, психологическом и сексуальном насилии на рабочем месте, а также о стигматизации по возвращении. Стратегии, которые женщины используют, чтобы противостоять и избежать эксплуатации, также схожи. Наши совместные учебные занятия научили нас, что, несмотря на все разговоры об уникальной природе торговли, эксплуатация в секс-индустрии вовсе не уникальна.

Хорошо известно, что некоторые женщины-мигрантки, работающие, например, на дому, на швейных фабриках или в ресторанах, занимаются проституцией, чтобы заработать больше денег. Тем не менее, профсоюзы и НПО, работающие в области прав мигрантов, прав домашних работников и прав работников швейной промышленности, рассматривают секс-работу и права секс-работников как нечто совершенно не связанное с их работой и их общинами. Когда мы организуем собрания для различных заинтересованных сторон, мы всегда приглашаем группы по защите прав секс-работников. Эта стратегия привела к тому, что некоторые люди осознали общий опыт женщин, работающих в разных сферах и, по крайней мере, стали более открытыми для изучения борьбы секс-работников.

Отстаивание прав секс-работников в других сообществах — задача не из легких. Я часто слышу от наших партнеров, что они «не имеют позиции по секс-работе». Я понимаю, откуда это исходит, но это указывает на пробел в логике, который часто возникает, когда разговор переходит к секс-работе. GAATW не имеет позиции по многим вопросам или группам женщин. Мы не занимаемся приготовлением и продажей овощей на улице, хотя есть женщины, которые готовят или продают овощи вокруг нас по всему Бангкоку. И все же наш инстинкт всегда будет заключаться в солидарности с ними и в поддержке их требований, какими бы они ни были, например, за право работать, где они могут привлечь большинство клиентов, поддерживать достойные цены и защищать себя от эксплуататорской ренты и коррумпированных правительственных чиновников. Это требования всех работников, включая секс-работников. Профсоюзы, организации по защите прав женщин и прав мигрантов должны быть солидарны с ними.

Текст: Борислав Герасимов

Глобальный альянс против торговли женщинами (GAATW)

Опубликовано в оригинале в сборнике эссе «Борьба за декриминализацию секс-работы» на портале opendemocracy.net