горячая линия
rus
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ ДЛЯ СЕКС-РАБОТНИКОВ.  КРУГЛОСУТОЧНО.

ЗВОНИТЕ ЕСЛИ:
  • 📌 сотрудники полиции требуют у вас деньги, принуждают к составлению/подписанию незаконных протоколов, проводят незаконные досмотры;
  • 📌 вы подвергаетесь физическому и психологическому насилию со стороны полиции (моральное унижение, оскорбление, принуждение к сотрудничеству, к сексу, изнасилование и т.д.);
  • 📌 вы подвергаетесь насилию;
  • 📌 у вас пытаются отнять детей, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вас шантажируют, запугивают или ограничивают свободу;
  • 📌 вам отказывают в предоставлении медицинских услуг, ссылаясь на ваш род занятий;
  • 📌 вам нужна помощь в получении паспорта, оформлении прописки и т.д.

Привлечение активистов по борьбе с торговлей людьми к совместной деятельности с защитниками декриминализации секс-работы

21 Янв 2020 02:01:33
0
комментариев

Защитники прав секс-работников и специалисты по борьбе с торговлей людьми имеют больше общего, чем они думают.

Общеизвестно, что если вы хотите завоевать аудиторию, вы должны начать с определения общих позиций. И ситуация, в которой активисты по борьбе за декриминализацию секс-работы пытаются достучаться к активистам по борьбе с торговлей людьми, как раз об этом. Но чтобы достичь этой цели, мы должны начать с устранения мешающих процессу сближения пагубных аргументов.

Во-первых, мы должны разрушить заблуждение о том, что вся секс-работа является торговлей людьми в целях сексуальной эксплуатации, — понятие, глубоко укоренившееся в истории международных документов по борьбе с торговлей людьми и во многих современных практиках. Если кто-то думает, что это смешение смыслов является истинным, то он никогда не согласится с позицией декриминализации. Мы можем противостоять этому заблуждению лишь предоставляя реальные свидетельства женщин, продающих секс без того, чтобы стать жертвами торговли людьми, — как многие из тех свидетельств, что были недавно опубликованны в отчете Университета Бристоля, исследовавшего природу современной секс-работы в Англии и Уэльсе. Среди наиболее ярких примеров можно назвать людей, продающих секс из-за финансовых потребностей, инвалидности, разочарования в связи с отсутствием работы, в связи с дискриминацией или необходимостью избежать бытового насилия.

Идея о том, что эти обстоятельства являются схожими у женщин, вынужденных продавать секс под прямой угрозой со стороны торговцев людьми, явно абсурдна. При этом мы должны отметить, что такие сравнения оскорбительны по отношению к ужасающей реальности торговли людьми, и этот опыт никогда не должен использоваться для идеологических целей широкой программы борьбы с секс-работой.

Выступая против этого смешения смыслов, мы должны избегать быть понятыми неправильно: как представляющими грубую противоположность и повествующими о «счастливой проститутке», которая не видит проблем в секс-работе и устанавливающими рамки для всех, кто продает секс и делает этот выбор в полной свободе без каких-либо сдерживающих факторов, что ложно обвиняет нас в создании условий полной свободы для всех, кто продает секс, без каких-либо сдерживающих факторов. Вместо этого мы должны привнести реализм в эту спорную дискуссию, представив концепцию «континуума выбора». Должно прийти осознание того, что в контексте дискуссии существует спектр опыта, начиная от свободно выбранной секс-работы в качестве одного из жизнеспособных экономических вариантов среди многих, через ряд обстоятельств выбора с различной степенью альтернативных вариантов и ограничений, заканчивая принудительной секс-работой и жертвами торговли людьми на противоположном конце спектра возможностей.

Мы все хотим положить конец торговле людьми для сексуальной эксплуатации. Какими бы ни были наши личные взгляды на секс-работу в целом, никто не считает приемлемым то, что один человек, заставляет другого предоставлять платные сексуальные услуги.

Установите флаг на пересечении интересов

Теперь, когда мы разъяснили, что вся секс-работа не является торговлей людьми, и что мы также не апологеты проблемного сектора, мы можем найти общий язык. Я часто замечала, что борцы за права секс-работников часто аппелируют к борцам с торговлей людьми на основе прав секс-работников в целом. Это стратегия, которая имеет смысл с точки зрения первой части «континуума выбора», но не соответствует действительности в аудитории, чья повседневная работа сосредоточена на противоположном («остром») конце этого спектра. Согласие на общую почву, которая имеет отношение больше к борьбе с торговлей людьми, было бы более эффективным. Наше начальное соглашение должно заключаться в следующем: ‘мы все хотим положить конец торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации. Какими бы ни были наши личные взгляды на секс-работу в целом, никто не считает допустимым, что один человек может заставлять другого оказывать платные сексуальные услуги’.

Из этого основополагающего соглашения мы должны выявить основной принцип в подходе к этой теме: не навреди. Большинство людей приходят на работу по борьбе с торговлей людьми, потому что они заботятся о других людях. Потому что они хотят что-то сделать с человеческой болью. Должна быть анафема для продвижения любой политики, которая делает обратное. Именно здесь мы можем обезглавить «Скандинавскую модель» или «запрет на покупку секса». Я говорю «обезглавить», потому что «Скандинавская модель» несомненно, является зомби в мире политики: свидетельство ее неэффективности и сопутствующего ущерба должно было убить ее, и все же она продолжает наступать. Мы должны использовать данные из Норвегии, Франции, Ирландии и Северной Ирландии, чтобы показать, какой вред она наносит, а также использовать доказанный факт того, что она не уменьшает уровень торговли людьми.

Напомните им, что они знают

Исключив запрет на приобретение сексуальных услуг, мы можем привлечь внимание к декриминализации, попросив участников борьбы с торговлей людьми рассмотреть опыт своей более широкой работы. Странная правда состоит в том, что когда дело доходит до обсуждения феномена торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации, часто оказывается, что все остальные знания просто выбрасываются в окно. Как правило «решения», представляемые в подобных дискуссиях, выглядят смешными при попытке их использования в других секторах высокого риска, напримар таких как рыболовство или сельское хозяйство. Считаем ли мы, что все рыбаки должны рассматриваться как жертвы, потому что часть тех, кто работает в этом секторе, является жертвой торговли людьми? Нет. Неужели мы думаем, что торговцы людьми эксплуатируют людей во время рыбалки, потому что что-то в самой рыбе является морально сомнительным? Должны ли мы криминализировать покупателей рыбы? Очевидно нет. Даже если мы возьмем менее шутливый пример выращивания каннабиса, еще одного криминализованного сектора, никто в этой области не предполагает, что криминализация покупки каннабиса когда-либо будет препятствовать использованию рабочей силы, вывозимой с целью торговли людьми, для ее производства.

Итак, что нам могут рассказать наши более широкие знания о борьбе с торговлей людьми? Мы знаем, что люди совершают преступления, связанные с торговлей людьми, чтобы заработать деньги. Мы знаем, что им нужны жертвы, которые не могут получить доступ к основным правам или легко обращаться за помощью. Мы также знаем, что торговцы людьми являются скорее универсалами, чем специалистами; они эксплуатируют людей в тех секторах, которые обеспечивают наиболее выгодные условия. Секс-сектор, который криминализирован полностью или частично почти повсюду на Земле, является идеальным кандидатом.

Декриминализация обеспечивает устойчивость и права секс-сектора, делая его менее проницаемым для торговцев людьми.

Мы также знаем, что нужно людям, чтобы защитить себя от виктимизации. Права, способность действовать сообща для защиты этих прав, соблюдение законов о труде, пути легальной и независимой миграции и доверие к властям, чтобы люди могли обратиться за помощью. Существует только одна политика, которая может улучшить все эти факторы одновременно: декриминализация. Ее реализация в одночасье сделает секс-сектор менее привлекательным для торговцев людьми, одновременно предоставляя права и защиту тем, кто в нем находится.

Декриминализация обеспечивает устойчивость и права для секс-сектора, делая его менее проницаемым для торговцев людьми, и позволяет организациям, возглавляемым секс-работниками, вступать в партнерские отношения с правительством в работе по борьбе с торговлей людьми. Полезный пример — из Южной Африки, где возглавляемая секс-работницей организация Sisonke помогла выявить в Дурбане 38 девушек и молодых женщин, ставших жертвами торговли людьми и вынужденных продавать секс. В других секторах стандартной практикой является то, что лучшие компании обучают работников «определять признаки» виктимизации среди своих коллег. Должен ли секс-сектор действительно упускать этот шанс из-за социального дискомфорта в отношении обмена секса на деньги? К тому же декриминализация дает возможность и клиентам помочь в опознании жертв насилия. Коллектив Новозеландских Проституток (в стране, где действует декриминализация для немигрантов) часто получает звонки от клиентов,  обеспокоенных тем, что определенные секс-работники могут быть вынуждены предоставлять услуги. Так почему мы должны отказываться от такой важной информации?

Научитесь подавлять скользкие аргументы оппонентов

В дискуссиях часто высказывается общее беспокойство по поводу того, что декриминализация секс-работы приведет к декриминализации отвратительных действий, таких как изнасилование, нападение или принуждение к секс-работе. Это не тот случай, и тут нам нужно быть очень четкими и очень громкими. В 1985 году Международный комитет по правам проституток (ICPR) обнародовал влиятельную Всемирную Хартию Прав Проституток. В ней четко прописаны требования декриминализации «всех аспектов взрослой проституции в результате индивидуального решения», а также требования применения уголовных законов против мошенничества, принуждения, насилия, сексуального насилия над детьми, детского труда, изнасилований и расизма.

Таким образом, при декриминализации деяния, являющиеся преступлениями вне секс-работы, остаются преступлениями внутри нее. Фактически, декриминализация улучшит доступ секс-работников к правосудию за такие преступления, как изнасилование или нападение, потому что они смогут сообщать о случившемся, не опасаясь судебного преследования.

Даже с учетом этих ключевых моментов, многие участники борьбы с торговлей людьми по-прежнему будут чувствовать себя некомфортно поддерживая декриминализацию, потому что им будет казаться, что этим они подтверждают, что с секс-работой в целом все в порядке. Люди говорили мне это много раз. Когда появляются подобные возражения мы должны сделать две вещи.

Во-первых, мы должны признать это с уважением. В мире секс-бизнеса много неправильного. Можно чувствовать дискомфорт от покупки сексуальных услуг в любой точке континуума выбора, особенно в патриархальном и потребительско-капиталистическом мире, в котором женщины обычно объективируются и в экономическом плане лишены прав. Мы можем поддержать права секс-работников, не поддерживая существование секс-работы.

Во-вторых, мы должны перенаправить эту проблему туда, где она более уместна. Вполне разумно хотеть мир, в котором никто не чувствует, что ему необходимо продавать секс. Мы можем бороться за этот мир, борясь с драйверами этой необходимости. Эти драйверы не являются торговцами людьми или мужчинами, которые хотят купить секс. Этими драйверами является бедность, ограничительная миграционная политика, нереалистичная наркополитика, отсутствие гибкой работы, отсутствие бесплатного ухода за детьми, дискриминация и так далее. На самом деле это то, что большинство из нас ощущает как ограничение нашей повседневной жизни в той или иной степени.

Это подводит нас к последнему пункту, который мы должны сделать все вместе. Женщина, которая продавала секс в прошлом. Женщина, которая продает секс прямо сейчас. Мать, чья выплата пособий опаздывает и это подталкивает ее выйти на улицу. Женщина, которая думала, что кто-то поможет ей иммигрировать, но теперь вынуждена продавать секс. Социальный работник, который много часов работает над тем, чтобы поддержать выживших жертв торговли людьми. Все мы.

Те, кто продвигает модели криминализации, заставляют нас поверить, что мы разделены. Они не правы. Мы все хотим положить конец причинению вреда женщинам, независимо от того, причинен ли он отдельным преступником или государством-преступником. Декриминализация является важным шагом вперед на пути к этой цели. Это не решит проблему торговли людьми саму по себе, но сделает сектор менее привлекательным для потенциальных преступников, в то же время внедряя устойчивость и права в его сердце. Это не помешает женщинам продавать секс на оставшейся части континуума, но это даст им больше безопасности в этом процессе. Нет другого выхода, если наша цель — безопасность и права женщин.

Текст Эмили Кенуэй

Эмили Кенуэй — бывшая советница первого Независимого комиссара по борьбе с рабством. Эта статья представляет ее собственные взгляды, а не взгляды какого-либо учреждения.

Опубликовано 15 января 2020 на портале opendemocracy.net